Ильхам Алиев выступил на Шушинском Глобальном медиафоруме

21 июля 2023, 15:40
Ильхам Алиев выступил на Шушинском Глобальном медиафоруме

21 июля состоялось открытие Шушинского глобального медиафорума на тему «Новые медиа в эпоху 4-й Промышленной революции».

Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев принял участие в церемонии открытия и ответил на вопросы.

Выступая на церемонии, Президент Ильхам Алиев сказал:

-Уважаемые гости, дамы и господа, добро пожаловать в Карабах, в Шушу.

Я очень рад видеть вас здесь и благодарю за то, что вы приняли наше приглашение и участвуете в Шушинском глобальном медиафоруме – знаменательном событии для нашей страны и, конечно же, для Карабахского региона.

Шуша уже официально является культурной столицей Азербайджана. Но в то же время Шуша - символ нашей победы, мира, потому что Вторая Карабахская война закончилась именно после освобождения города Шуша. Вы приехали сюда через освобожденные территории – из Физулинского аэропорта по дороге, которую мы позднее назвали «Дорогой Победы». Этой дороги не существовало ни в советское время, ни в период оккупации. Эта дорога была открыта благодаря мужеству и духу наших героев. Мы двигались по направлению города Шуша, по пути освобождая города и села. Шуша является символом нашего мужества. В Шуше уже было проведено несколько международных мероприятий, в том числе Международный музыкальный фестиваль «Харыбюльбюль», Дни поэзии Вагифа, несколько спортивных соревнований международного уровня, а теперь и Глобальный медиафорум. Город сохраняет свою самобытность, несмотря на то, что был целенаправленно разрушен во время оккупации.

Я предпочитаю не произносить длинную речь. Будет, наверное, лучше побольше участвовать в обсуждениях и отвечать на интересующие вас вопросы. Поэтому сейчас я лучше закончу и предоставлю слово модератору.

Модератор: Ваше превосходительство, прежде всего, разрешите поблагодарить Вас за то, что Вы сегодня находитесь вместе с нами. Дамы и господа, как отметил господин Президент, мы находимся здесь для проведения обмена мнениями.

Господин Президент, с Вашего позволения, мы примем вопросы участников. Хочу сообщить, что некоторые участники заранее представили свои вопросы с тем, чтобы мы могли сэкономить время. Я зачитаю их по порядку. Но мы попросим участников по мере появления вопросов передавать их господину Президенту.

Господин Президент, с Вашего позволения начнем?

TRT World, Турция - Бора Байракдар. Пожалуйста.

Бора Байракдар: Господин Президент, благодарю за приглашение. Мой вопрос связан с Победой в Карабахе. Мы знаем, что связи между нашими странами находятся на высоком уровне. Однако исключительное значение в этих связях представляют личные отношения лидеров. Мы знаем, что Ваше превосходительство находится в прекрасных отношениях с Президентом Турции господином Эрдоганом, и эти особые отношения сыграли особую роль в освобождении Карабаха.

Господин Президент, Президент Турции уже избран на очередной пятилетний срок. Это означает, что вы будете вместе работать и в предстоящие пять лет. Думаю, что это – прекрасная возможность. Господин Президент, в чем будут заключаться Ваши приоритеты в очередные пять лет? То есть что мы должны сделать вместе, каковы наиболее актуальные вопросы с точки зрения сотрудничества с Турцией?

Президент Ильхам Алиев: Вы абсолютно правы. Я думаю, моя личная дружба с Президентом Эрдоганом известна не только региональному, но и всему мировому сообществу. И это действительно важный фактор регионального развития и региональной стабильности. Но также хочу сказать, что отношения между народами Азербайджана и Турции основаны на многолетней дружбе и братских связях. Это великолепная основа для развития наших стран и взаимной поддержки. С первых дней, я бы сказал, даже с первых часов Второй Карабахской войны Турция, ее народ и лидер были бок о бок с нами. Заявление, сделанное Президентом Эрдоганом в первые же часы Второй Карабахской войны о том, что Азербайджан не одинок, стало большой моральной поддержкой для нас. На протяжении всех 44 дней войны мы чувствовали поддержку наших братьев. Президент Эрдоган несколько раз публично заявлял о позиции Турции. Одновременно об этом говорили и другие государственные чиновники. Это была большая морально-политическая поддержка Азербайджана.

После Победы во Второй Карабахской войне Азербайджан и Турция формализовали свои отношения. Эти отношения были де-факто отношениями между союзниками. Но мы формализовали их подписанием знаменитой Шушинской декларации. Это событие произошло в нескольких сотнях метров от этого отеля и возвело наши отношения на уровень союзнических. И это действительно большое достижение для наших стран, для наших народов. Эта декларация фактически открывает перед нами новые горизонты, хотя и до этого Азербайджан и Турция демонстрировали единство, солидарность и взаимную поддержку во многих областях. В контексте широкой повестки дня нашего сотрудничества она охватывает много областей, включая политические отношения, энергетику, торговлю, транспорт, оборону, оборонную промышленность и т.д. Поэтому проще назвать те области, в которых мы не очень продвинулись, чем те, в которых мы тесно сотрудничаем. Я не сомневался, что мой брат Президент Эрдоган будет переизбран, так как то, что он сделал для Турции за двадцать лет пребывания у власти, является демонстрацией преданности своему народу и своей стране. Сегодня Турция является одним из мировых лидеров, а международное влияние Турции растет год от года. И, конечно, в Азербайджане трудно найти человека, который был бы недоволен результатами выборов. В ближайшие пять лет мы обязательно продолжим наше тесное партнерство. Мир меняется, меняется ситуация в регионе. Нам необходимо стабилизировать ситуацию на Южном Кавказе. Нам нужны устойчивый мир и безопасность в будущем. Турция играет очень важную стабилизирующую роль как на глобальном уровне, так и, в частности, на уровне региональном. Политика Турции направлена на региональную безопасность и региональное развитие, что высоко ценится как в Азербайджане, так и за его пределами.

Как вы знаете, после выборов Президент Эрдоган уже посетил Азербайджан с государственным визитом. Это уже стало традицией между нами. Я делаю то же самое после своего переизбрания. У нас была возможность обсудить вопросы нашего будущего сотрудничества еще до этого, на церемонии инаугурации. Наверное, я не буду раскрывать все, о чем мы договорились. Но думаю, не трудно догадаться, что в ближайшие годы Турция и Азербайджан будут играть все более важную роль не только в нашем регионе. Конечно, мы будем использовать наш потенциал для сближения наших стран.

Модератор: Журналист из США Джеймс Флу.

Джеймс Флу: Благодарю, господин Президент, мой вопрос связан с существующими угрозами против Азербайджана. Каковы, по-Вашему, основные угрозы в отношении Вашей страны?

Президент Ильхам Алиев: На самом деле после освобождения наших территорий мы не видим каких-либо потенциальных угроз для нашей страны. Потому что, во-первых, нет внутренних угроз, страна стабильна, уровень солидарности азербайджанцев высок как никогда, экономическое развитие страны очень впечатляет. Не хочу вдаваться в детали, но те, кому это интересно, могут убедиться, что экономика Азербайджана самодостаточна, основанием для чего служат наши собственные ресурсы и эффективное управление. А предыдущие угрозы, самые старые, исходили от Армении в связи с ее оккупационной политикой. И эта угроза существовала, в том числе и в этом конкретном месте, на протяжении почти тридцати лет. Теперь с этой угрозой, в общем, удалось справиться. Но, конечно, мы должны быть начеку. Мы не должны забывать наше прошлое. Мы не должны забывать, что наши соседи нанесли нам удар в спину, когда мы этого не ожидали в начале 1990-х годов. Воспользовавшись хаосом и дезорганизованностью азербайджанского правительства, они оккупировали наши территории. Мы также не должны забывать, что и сейчас, несмотря на итоги Второй Карабахской войны, в разных сегментах армянского общества, в том числе в правительстве и в других слоях общества, есть люди, которые живут реваншистскими идеями и не скрывают этого. Поэтому мы должны быть готовы к любому сценарию развития событий. И с этой целью сразу после Второй Карабахской войны, несмотря на нашу славную победу, на мужество и дух, продемонстрированные нами на поле боя, мы сразу же приступили к углублению реформ в оборонной сфере. Могу сказать, и я об этом уже публично говорил, что сегодня наша армия намного сильнее, чем три года назад. Считаю, что это необходимо, учитывая наш исторический опыт, а также исходя из того, что нормы международного права грубо нарушаются. Мы видим, что международное право работает избирательно. Мы сталкиваемся с этим на протяжении многих лет. Мы поднимали свой голос, призывая учитывать четыре резолюции, принятые Советом Безопасности ООН и требующие немедленного и безоговорочного вывода армянских войск с наших земель. Но эти резолюции не выполняются. И сейчас эта тенденция распространяется. Когда международное право не работает, когда подписи мало что значат, единственной гарантией мира остается сила. Вместе с этим мы не можем исключить потенциальные угрозы, которые могут возникнуть в будущем, потому что ситуация в мире и в нашем регионе достаточно непредсказуема. Но пока уровень внешних угроз не очень высок. Наверное, еще и потому, что мы готовы управлять этими угрозами и защищать себя.

Михаил Гусман: Если позволите, я задам свой вопрос. Меня зовут Михаил Гусман. Я представляю агентство ТАСС.

Уважаемый господин Президент, чуть более года тому назад - 23 февраля мы в агентстве ТАСС имели честь Вас приветствовать вместе с коллегами, часть из них находится здесь в зале, руководителями российских СМИ. Это было на следующий день после того, как Вы подписали Московскую декларацию с Президентом России. Прошло больше года. Мир находится в весьма турбулентном состоянии. Азербайджан после победоносной 44-дневной войны последовательно ведет работу, но пока не получается заключить мир с Арменией. Россия ведет специальную военную операцию. И все-таки, как Вы оцениваете развитие этого меморандума, подписанного с Вами? Как он реализуется? Каковы его перспективы? Есть ли проблемы в реализации этого Меморандума, который подписали 22 февраля в Москве? У меня, правда, будет еще второй вопрос. Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Думаю, что Декларация, подписанная в феврале прошлого года, – это этап в развитии отношений между Россией и Азербайджаном. Декларация вобрала в себя историю развития этих отношений, которые развивались по-разному в разные периоды независимости, но вышли на уровень стратегического партнерства, как обе страны это объявляли на протяжении многих лет. И это было на самом деле так, потому что, если посмотреть на объем работы, выполненной двумя странами, то видно, что обе стороны были нацелены на укрепление сотрудничества и на сотрудничество, нацеленное на конкретный результат.

Мы с вами хорошо знаем глубину этих отношений, и сфера нашего взаимодействия достаточно обширна. На протяжении многих лет одной из таких сфер был вопрос урегулирования отношений между Арменией и Азербайджаном, а именно, урегулирование нагорно-карабахского, армяно-азербайджанского конфликта, где Россия играла важную роль в качестве посредника, а также сыграла важную роль и в прекращении боевых действий. Мы все хорошо помним те дни. И именно российская сторона была тем связующим звеном между Арменией и Азербайджаном, я имею в виду между руководством, 9 ноября 2020 года, когда шло согласование трехстороннего Заявления. Поэтому подписание Декларации о союзническом взаимодействии имело прочную основу.

Что касается периода, который мы переживаем после подписания, то этот период совершенно новый для мира, для нашего региона, в том числе для России и для нас. Но несмотря на это, несмотря на такое серьезное изменение геополитической ситуации, развитие отношений между Россией и Азербайджаном за время с момента подписания Декларации шло достаточно успешно. Было много контактов на высшем уровне, были контакты на уровне глав правительств, глав внешнеполитических ведомств и других представителей правительств и общественных структур. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что пункты Декларации выполняются. Самое главное, что есть политическая воля на уровне руководства. Пользуясь возможностью того, что здесь представлены представители медиа, и вы будете обсуждать завтра и послезавтра и сотрудничество также, и проблемные вопросы, хотел бы сказать, что те небольшие шероховатости, которые мы видим и в российских средствах массовой информации в отношении Азербайджана, и в азербайджанских средствах массовой информации по отношению к России, они не имеют никакого влияния на политику Азербайджана и России.

Мы это четко знаем. Но это тоже, как говорится, дань времени, когда медиапредставители полностью свободны в своих оценках. Поскольку ситуация меняется драматически, в том числе и в нашем регионе после Второй Карабахской войны, и ситуации в мире после начала российско-украинской войны, то, естественно, разные оценки, разные анализы и разные мнения неизбежны. Но опять же, пользуясь возможностью, хочу сказать, что во всяком случае на политическую волю азербайджанского руководства такие моменты не влияют. Поэтому думаю, что и будущее наших отношений будет таким же позитивным и успешным, как и в прошлые годы. С учетом того, что Вы начали на азербайджанском языке, я думаю, что Вы второй вопрос можете задать прямо сейчас. Иначе очередь может не дойти.

Михаил Гусман: Спасибо, уважаемый господин Президент. Но тогда, прежде чем я его задам, я хотел бы выразить огромную благодарность Вам и организаторам этого форума, потому что мне выпало счастье быть одним из первых в освобожденной Шуше два года назад, и Шуша преобразуется невероятно, просто поразительно. И форум организован по-настоящему на уровне самых высоких международных стандартов. Поэтому огромное спасибо за этот форум.

Мой второй вопрос другого плана. Азербайджан на протяжении последних нескольких лет успешно возглавлял Движение неприсоединения. Я имел честь месяц назад беседовать с Вашим будущим преемником в роли руководителя Движения неприсоединения – Президентом Уганды Мусевени, который выразил огромное удовлетворение тем, как Азербайджан в эти годы возглавлял Движение, фактически вдохнул новую жизнь в это Движение. У меня поэтому два вопроса. Каким Вы видите дальнейшее продвижение этого Движения, в каком направлении оно должно двигаться? И более частный вопрос: за время того, как Азербайджан председательствовал в Движении неприсоединения, целый ряд институтов был образован: Женский форум, Молодежный форум. Здесь присутствуют медиа. Не считаете ли Вы возможным, как лидер Движения неприсоединения, организовать медиафорум Движения неприсоединения, может быть, здесь, в Азербайджане?

Президент Ильхам Алиев: Спасибо, очень хорошая идея. Думаю, что она будет полностью воспринята нашей стороной. У нас осталось не так-то много времени, поскольку наше председательство заканчивается в начале следующего года. И поэтому, для того чтобы успеть это сделать, наверное, надо нам вместе работать. Как вы знаете, инициатива наказуема, поэтому приглашаю вас также активно принять участие в подготовке такого мероприятия. Это будет очень полезно, тем более с учетом того, что, как вы отметили, Движение неприсоединения – я без ложной скромности могу сказать – за время председательства Азербайджана получило новое дыхание.

Не секрет, что в последнее время влияние Движения постепенно деградировало и оно превратилось практически в определенную площадку для обсуждения определенных вопросов, которые не имели особого продолжения. Мы, так же, как и к любой работе, и к этой работе отнеслись с большой ответственностью и шаг за шагом стали работать в направлении институционального развития. И думаю, тот факт, что председательство Азербайджана единогласным решением было продлено еще на один год, а по факту даже уже на полтора года, говорит о том, что наша деятельность была отмечена и она востребована. Я в дополнение к тем форматам, которые Вы отметили, добавил бы еще и парламентскую платформу, это тоже очень важный элемент в плане институционального развития. Мы считаем, что именно по этому пути Движение и должно идти. Безусловно, после того как мы передадим наши полномочия Уганде через несколько месяцев, мы будем еще определенное время, пока Уганда будет председательствовать, в тройке и, естественно, будем активно участвовать в деле консолидации усилий, наполнения деятельности Движения конкретными результатами.

Должен сказать, что во время COVID мы проявили лидерство в привлечении внимания мировой общественности к этой проблеме. Азербайджан, как председатель, был одной из стран, которая активно выступала против вакцинного национализма, не опасаясь никого, называла страны их именами – те, которые закупали в пять раз больше вакцин, чем им было нужно, в то время как многие бедные страны оказывались незащищенными. То есть это было, помимо всего прочего, просто бессовестно. По нашей инициативе была создана база данных в странах Движения, которая была использована и Всемирной организацией здравоохранения, не говоря о том, что мы выделили 10 миллионов долларов США на гуманитарную и финансовую помощь и многим странам оказали помощь вакцинами. То есть страны Движения увидели, что эта структура, хоть она и не организация, но может добиваться своих целей.

На саммите в Баку, когда мы брали председательство, я сказал, что мы будем защищать международное право, справедливость и легитимные интересы стран-членов. Думаю, что с этой задачей мы успешно справились. Также хочется верить, что, после того как мы передадим полномочия председателя, позитивная динамика будет продолжаться. Во всяком случае, мы будем делать все для того, чтобы так и было.

Модератор: Информационно-аналитический центр Real, Миршахин Агаев:

Миршахин Агаев: Господин Президент, благодарю Вас за подаренное нам счастье спустя 29 лет задать вопрос Президенту Азербайджанской Республики в Шуше. Надо сказать, что завтра – День национальной печати, это – наш общий праздник, просим Вас, как главу государства, как победоносного Верховного главнокомандующего, от имени всех наших медиа принять благодарность за то, что Вы сделали этот праздник грандиозным вдвойне.

Мой вопрос связан с Вашим жестом. Бывает и открытая ладонь, когда протягиваешь руку, а когда сжимаются пальцы, получается «Железный кулак». Мы часто слышали это заявление в Шуше и каждый раз видели его реальное отражение, влияние. Мой вопрос касается не Шуши, а Ханкенди. Как Вам известно, отбросы сепаратистских сил совершают там определенные действия, занимаются дезинформацией - якобы Азербайджан кого-то и что-то удерживает в блокаде. Хотя недавно я подготовил на Лачинской дороге специальный выпуск программы «Миршахинин вахты», в котором все увидели, как автомобили Красного креста проезжают оттуда, как тепло, доброжелательно относятся к людям. Это само собой.

Чего Вы ждете от нас именно в борьбе с подобного рода дезинформацией в свете задач, стоящих перед «Новыми медиа в эпоху 4-й Промышленной революции». Ведь Вы привели нас к Победе. Вы находились впереди и в борьбе медиа, стали основным, ключевым лицом в преодолении Азербайджаном информационной блокады. Мы пошли за Вами. Поэтому хочу услышать Ваши рекомендации по данному вопросу. Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Считаю, что сегодня азербайджанские медиа очень много делают в этом направлении. Естественно, общее направление и так было понятно. В период оккупации все мы, каждый патриотически настроенный азербайджанец, независимо от занимаемой должности, неустанно шли к одной цели. В своих выступлениях во время оккупации я неоднократно говорил, что этот день настанет, настанет день освобождения и все мы каждую минуту должны были приближать, приближали и приблизили этот день. Это – наша общенародная Победа. То есть азербайджанский народ заслуживал этой Победы.

Естественно, восстановление международного права, территориальной целостности – все это фундаментальные права, и мы завоевали это право на поле боя, проливая кровь, неся потери. Но в то же время деятельность азербайджанских медиа в этой сфере ценна в том числе и потому, что главным средством доведения проблемы, с которой мы столкнулись, до мировой общественности не только сквозь призму международного права, но и с общечеловеческой точки зрения были наши медиа. Поэтому я всегда отмечал это на встречах с представителями медиа в прежние времена, то есть в период оккупации. Я подчеркивал, что нам необходимо выйти на более широкую международную аудиторию.

Вы, наверное, тоже согласитесь, что в те времена мы больше сами говорили и сами слушали. Мы словно пытались доказать себе что-то. Это было важно. Важно для сохранения вопроса на повестке дня, воспитания молодого поколения в патриотическом духе. Шушу и находившиеся в то время под оккупацией другие земли освободили именно эти наши сыны, абсолютное большинство которых никогда не видели ни Шушу, ни Агдам, ни другие находившиеся под оккупацией земли. То есть воспитание дома, в школе и постоянное сохранение медиа данного вопроса на повестке дня в значительной степени укрепило внутреннее единство. Естественно, во главе с государственной политикой. Но на последующем этапе мы больше стали выходить на международную аудиторию. То есть у нас появились такие возможности, и многие наши медиаресурсы имеют издания, интернет-сайты и другие электронные средства на различных языках. Сегодня мы вновь вынуждены доказывать свои реалии, так как сегодня против нас снова продолжается кампания. Вескими, реальными аргументами мы должны давать и даем ответ тем, кто не может переварить нашу Победу, ревниво относится к нашим успехам, ведет открытую информационную войну против нас. Именно в результате этого, несмотря на всю ложь и клевету, справедливый голос Азербайджана, азербайджанского народа и государства слышат, и главным инструментом этого являются наши медиаресурсы. Поэтому господствующие в обществе солидарность и единство обеспечивают нам такое преимущество.

Что касается рекомендаций, то, честно говоря, я несколько далек от этого, потому что независимость азербайджанских медиа является одним из важнейших условий для развития нашего общества. Это во-первых. Во-вторых, вы сами все прекрасно знаете, и я очень рад, что в наших медиа успешно идет процесс оздоровления, публикации, которые противоречат интересам народа и могут нанести ущерб интересам государства, появляются уже крайне редко. То есть это фактор, свидетельствующий об ответственности представителей СМИ. Поэтому рекомендую представителям медиа продолжать в том же духе.

Модератор: Господин Президент, на самом деле вопросов, поступающих к нам от участников, становится все больше, мы видим достаточно активное участие. Надеемся, что у нас будет время, чтобы зачитать вопросы. Джордан Морган из Соединенного Королевства.

Джордан Морган: Господин Президент, благодарю за гостеприимство. Меня зовут Джордан, я из Соединенного Королевства. Мой вопрос заключается в том, какие возможности Вы видите для Азербайджана и региона Западной Азии? Потому что, как Вам известно, Китай и Саудовская Аравия сближаются, и какие перспективы в этом контексте есть у Азербайджана?

Президент Ильхам Алиев: С точки зрения наших отношений со странами Азии? Я правильно вас понял?

Джордан Морган: Нет, с точки зрения перспектив для всего региона.

Президент Ильхам Алиев: Знаете, на самом деле региональное развитие – я имею в виду Южный Кавказ - во многом зависит от нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией. Сейчас есть международные акторы, которые должны попытаться помочь нам найти взаимоприемлемое решение. Отрадно, что все международные акторы понимают, — по крайней мере, на основе того, что мы видели до сих пор, — что это решение должно быть основано на международном праве. И сейчас, по прошествии почти трех лет после окончания Второй Карабахской войны, мы все чаще слышим очень прямолинейные заявления о том, что Карабах – это Азербайджан. Если бы это было так во времена оккупации, то, наверное, Вторая Карабахская война не началась бы. Но, к сожалению, за все эти годы, за 28 лет переговоров под эгидой Минской группы не только не удалось достичь хоть какого-то результата, но и фактически выработать формулу, которую следовало бы взять за основу урегулирования. Их неоднозначные, а порой и противоречивые заявления, не говоря уже о действиях, фактически ведут к замораживанию конфликта. И в какой-то момент мы поняли, что их цель заключалась в замораживании конфликта, с тем, чтобы сделать оккупацию бесконечной, через различные так называемые инициативы публичной дипломатии навязать понимание того, что мы должны начать сотрудничество, мы должны начать вести дела с Арменией, а решение конфликтов оставить будущим поколениям.

Во время оккупации я неоднократно публично поднимал вопрос о введении санкций против Армении. Эту позицию я объяснял решениями и декларациями международных организаций, резолюциями Совета Безопасности ООН, резолюциями Генеральной Ассамблеи, таких организаций, как Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ), даже Европарламент, который сейчас занимает очень проармянскую позицию. Но даже он в свое время принял резолюцию, которая отражала реальность. Однако этого не произошло, потому что геополитическая повестка дня у них была другая.

Поэтому нам пришлось делать это самим – выполнять резолюции Совета Безопасности ООН на поле боя. Сейчас же ситуация другая. Кстати, в то время никто из тех международных игроков, которые сегодня говорят «Карабах - это Азербайджан», никогда этого не говорил. Они говорили это в отношении некоторых других затяжных конфликтов на постсоветском пространстве, но не в отношении Азербайджана. Когда же дело доходило до Азербайджана, их нарратив сводился к тому, что «вы должны согласиться», «вы должны объединить самоопределение и территориальную целостность», хотя и понимали, что это невозможно. Это невозможно. Есть фундаментальные принципы международного права вроде территориальной целостности и самоопределения любой нации. Они не должны подрывать территориальную целостность стран, тем более, когда нация уже самоопределилась в составе независимого армянского государства.

Так что сейчас ситуация иная. И сейчас международные посредники выражают свою позицию с более реалистичной точки зрения. Потому что я всегда это говорил, я много раз слышал во времена оккупации, что Азербайджан должен учитывать реальность. И сейчас я говорю, что «да, я соглашусь с тем, что сейчас все должны учитывать новую реальность». Нельзя думать о каком-либо мирном соглашении с Арменией, пока она не осознает реальность 30-летней оккупации и разрушений, реальность результатов Второй Карабахской войны. Но пока усилий международных акторов недостаточно. Сегодня есть три международных актора, которые предоставляют свою помощь — это США, Россия и Европейский Союз. И по трем направлениям Азербайджан действует добросовестно и с ориентацией на результат. Но пока никаких результатов нет, потому что Армении нужно сделать один из последних шагов. Они уже сделали несколько шагов после войны, я бы сказал, что эти шаги не были добровольными. За последние два с половиной года было несколько эпизодов, которые ясно показали Армении, что в случае непризнания нашей территориальной целостности, мы также не признаем их территориальную целостность. А что это будет означать для них, более или менее понятно. Они уже публично признали, что Карабах — это Азербайджан. Теперь им нужно поставить свою подпись под документом. Это один из последних шагов, однако нужно сделать еще. Но если этот шаг будет сделан – переговорные группы на уровне министров иностранных дел собираются провести очередной раунд переговоров, который должен состояться в ближайшие дни в Москве, – если Армения согласится на этот пункт, где она полностью воздерживается от каких-либо территориальных претензий к Азербайджану, думаю, уже до конца этого года будет реально возможно подписать мирный договор. Если нет, что ж, я много раз говорил, что если они не хотят иметь с нами мирный договор, мы не можем их заставить. Мы не могли заставить их соблюдать международное право в течение 28 лет. Мы добились этого только силой. Но в этом случае мира не будет. В общем, это не лучший сценарий для региона. Он не добавит ни стабильности, ни безопасности, тем более с учетом очень хрупких геополитических ситуаций, которые могут создать осложнения в будущем. Таким образом, у нас есть три посредника. Все они имеют достаточно международных механизмов, чтобы работать самостоятельно. Мы надеемся на прогресс на одном из этих трех треков.

Модератор: Очередной вопрос – представитель Италии господин Маурисио Гери.

Маурисио Гери: Благодарю, господин Президент, я уже во второй раз приезжаю в Шушу. Большое спасибо за то, что Вы нас здесь принимаете. Мой вопрос связан с последними двумя неделями. В течение двух недель я принимал участие в Летней энергетической школе в Университете АДА. Хочу спросить Вас о роли Азербайджана как моста между Европой и Центральной Азией. В частности, в контексте поставок газа и других энергоносителей из таких стран, как Китай и Россия. Я знаю, что существуют проекты с Туркменистаном. Вы также сказали, что будете рады им если Туркменистан решит их осуществить. Какую помощь могла бы оказать Италия или Европа, чтобы поддержать вас в этом процессе?

Президент Ильхам Алиев: Что касается проекта Транскаспийского газопровода, то я уже несколько раз высказывал нашу позицию. Хочу повторить, что Азербайджан не будет инициировать этот проект. Так как обычно проекты, которые инициируются странами, другие проекты, основываются на ресурсах этих стран, как это было, например, с проектом «Южный газовый коридор». Мы его инициировали и мы были основным акционером. И мы фактически выступали в роли координатора всех межправительственных отношений и соглашений. Как вы знаете, этот проект был успешно реализован, и вот уже более двух лет Азербайджан является важным поставщиком газа в Европу. Президент Европейской комиссии называет Азербайджан надежным партнером, а комиссар ЕС по энергетике называет Азербайджан общеевропейским поставщиком газа. И это действительно так, ибо география наших газопоставок в Европу расширяется. Надеюсь, что к концу этого года еще две европейские страны станут получателями азербайджанского газа.

Что касается Транскаспийского трубопровода, то этот проект, его идея, основывается на газовых ресурсах Туркменистана. Поэтому не нам его инициировать и не нам в него инвестировать. Что мы можем сделать? Мы можем предоставить нашу существующую инфраструктуру или какую-то территорию в их собственности, чтобы построить на ней новую инфраструктуру. Но думаю, также важно знать, что сегодня Азербайджан работает над расширением трубопровода, который был построен менее трех лет назад. Почему? Потому что растет спрос в Европе. Трубопровод TAP, рассчитанный на 10 млрд кубометров, теперь необходимо расширить до 20 млрд кубометров. А TANAP - с 16 млрд до 32 млрд кубометров. А этого мы не ожидали, поскольку ситуация изменилась. Мы говорим о расширении, потому что Азербайджан будет добывать больше газа и ежегодно добывает больше газа, чем в прошлом году. Например, если в 2021 году мы экспортировали 19 млрд кубометров, то в прошлом году — более 22 млрд кубометров. А в этом году этот показатель будет, наверное, 24 млрд кубометров или даже больше. В эти же месяцы, когда мы не встречались с вами, мы объявили об объемах газа, обнаруженных на газовом месторождении «Абшерон» - это не менее 300 млрд кубометров. Первая скважина уже дает газа больше, чем любая другая скважина на «Шахдениз». То есть вы можете представить, насколько продуктивно это месторождение. Иными словами, расширение нашей трубопроводной системы основывается на росте наших ресурсов. Для обеспечения дополнительных объемов газа с восточного побережья Каспийского моря необходимо, во-первых, проложить по его дну Транскаспийский газопровод, а во-вторых, построить что-то вроде Южного газового коридора из Баку в направлении Европы. И главный вопрос – кто будет финансировать эти важные проекты? Ответа на него у нас нет. Поэтому пока мы не узнаем, кто будет финансировать, думаю, что его реализация или даже какие-то идеи по этому поводу будут выглядеть нереалистичными.

Вы также прекрасно знаете, что сейчас европейские банки прекратили финансирование проектов по ископаемому топливу. Поэтому будет сложно привлечь значительные денежные средства для этого. Ведь когда мы строили Южный газовый коридор, помимо корпоративного финансирования, мы получали средства от Европейского банка реконструкции и развития, Европейского инвестиционного банка, Азиатского банка развития (АБР), Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Сейчас же две из этих европейских организаций вышли. Надеюсь, они прекратили финансирование проектов, связанных с ископаемым топливом, временно. Поэтому вопрос: кто будет финансировать? Переход на «зеленую» энергию еще более осложняет реализацию этого проекта. Также вызывает много вопросов наблюдаемое нами колебание цен на газ в Европе. Плюс вопрос ценообразования, установления предельной цены на газ, что, на мой взгляд, было абсолютно неприемлемо для потребителей. Это полностью противоречит любым принципам рыночной экономики, которые эти же страны отстаивали на протяжении многих лет. Иными словами, с точки зрения реалистичности это очень проблематично. Но опять же, если кто-то решит построить Транскаспийский трубопровод, мы будем только рады. У нас будет больше транзитных сборов и у нас будет больше сотрудничества.

Вюсаля Махиргызы, исполнительный директор APA Group: Господин Президент, хочу задать вопрос в связи с возвращением. В настоящее время жители переселяются в Лачин по программе «Великого возвращения». В каком из следующих наших районов встретят жителей? Второй вопрос может показаться несколько личным. После освобождения Карабаха первым вслед за нашей армией сюда пришли Вы. После этого Вы часто совершаете поездки в Карабах, и каждый раз – мы видим – реализуются новые проекты, открываются новые места. Какое чувство это вызывает у Вас? Совершенно разрушенное место, которое отстраивается камень за камнем. Что Вы чувствуете? В целом, какое это чувство, быть Президентом-победителем?

Президент Ильхам Алиев: Знаете, те чувства, которые я испытываю, совсем не отличаются от тех чувств, которые испытывает азербайджанский народ. Разница только в том, что я, как говорится, часто вижу эти места. Большинство людей видят их по телевизору. Но в то же время, как вам известно, сегодня организуются туры в освобожденные регионы, и, как вы отметили, граждане очень быстро возвращаются на освобожденные земли.

Конечно, в первую очередь испытываю чувство гордости. Каждый раз, приезжая в Карабах и Восточный Зангезур, я прежде всего испытываю чувство гордости, потому что невозможно не гордиться моим народом, нашей армией, нашими героями. Я знаю, вы тоже знаете, как прошли по «Дороге Победы» наши героические солдаты и офицеры, чтобы добраться до города Шуша, имея в руках легкое вооружение, лицом к лицу с врагом, вооруженным пушками, танками, артиллерией, как они шли на смерть, порой вступая в рукопашный бой. Насколько высок дух азербайджанского народа! Все это еще раз позволило всем нам лучше узнать свой народ. Еще раз показало каждому из нас, прежде всего, всему миру, какими высокими нравственными качествами обладает азербайджанский народ.

Каждому из нас очень тяжело видеть разрушенные города и села. Мы не можем смириться с этой болью. Хотя в последние почти три года я, наверное, более ста раз побывал на освобожденных территориях, каждый раз, когда я вижу разрушения, у меня болит сердце. Каждый раз я спрашиваю себя: почему люди, которых мы считаем соседями, совершили такое варварство? Что мы им сделали? Причем именно мы были проигравшей стороной в Первой Карабахской войне. Мы не разрушали их города, их могилы, не откапывали останки их покойников. Почему они сделали это? Сколько ненависти было в сердце этих людей к нам, чтобы совершить такие нечеловеческие поступки. То есть я до сих пор не могу понять этого, нормальный человек, наверное, никогда не сможет понять этого.

В то же время, когда я вижу новый проект развития, или же участвую в церемонии закладки фундамента, то я, словно начинаю, как говорится, заново жить, то есть это вселяет настолько позитивную энергию, что эта позитивная духовная энергия придает человеку и физические силы. И не только воздух этого региона, - уверен, что вы испытываете те же чувства, - мы чувствуем себя хорошо и в Шуше, и в Зангезуре, и в Лачине. Не только благодаря воздуху, мы счастливы и внутренне. Многие спрашивают себя, что такое счастье. Я же, видя каждый раз это развитие, говорю себе, что, наверное, это и есть счастье.

Что касается программы «Великого возвращения», то мы утвердили генеральные планы более 30 городов и сел, был заложен фундамент многих сел, эти цифры уже прозвучали. В предстоящие примерно три года мы вернем в районы как Карабаха, так и Восточного Зангезура более 150 тысяч человек. Сейчас мы находимся, как говорится, на начальной стадии работы, так как проектирование, тендерные процедуры требуют много времени. Мы хотим, чтобы все делалось по правилам, по закону, абсолютно прозрачно, а это занимает время. Уверен, что бывшие переселенцы воспринимают это с пониманием. При этом только в Карабахский регион до 2026 года планируется вернуть 140 тысяч человек. Надеюсь, что в следующем году первые жители приедут и разместятся в городе Шуша. Сегодня у вас пока еще не было времени, но вечером или завтра вы, наверное, прогуляетесь и увидите, что в нескольких местах уже реализуются строительные проекты, возводятся новые жилые здания.

Естественно, самым большим препятствием является процесс разминирования, так как работа, проделанная за эти два с половиной года, свидетельствует не только о том, что у нас есть финансовые возможности. Она показывает, что у нас есть очень серьезный опыт и профессиональные кадры. Думаю, что никому и в голову не могло прийти осуществить проекты такого масштаба за два с половиной года. Никто не мог себе представить, что всего лишь за два с половиной года будет проделана столь широкомасштабная работа. Причем на большой территории – днем и ночью ведется работа на территории, охватывающей 10 тысяч квадратных километров. Азербайджанская общественность также периодически информируется как о планах, так и проделанной работе. При утверждении генеральных планов городов учитывалось также мнение людей, проживавших в этих городах. Вместе с бывшими переселенцами я провел и церемонии закладки фундамента восстановления городов. То есть мы очень хотим, чтобы люди, которые на протяжении тридцати лет испытывали моральные и физические страдания, были обеспечены наилучшими условиями, мы идем и будем идти к этому.

Модератор: Очередной вопрос, Маджид Шалки из Египта.

Маджид Шалки: Господин Президент, я из Ближневосточного новостного агентства. Господин Президент, Вы говорили о существующих угрозах против Вашей страны и Ваших поствоенных усилиях. Вы говорили о минах. Как мины отражаются на повседневной жизни людей, как это также препятствует проектам развития и как Вы с этим справляетесь? Ведь разминирование – весьма дорогостоящий процесс.

Президент Ильхам Алиев: Да, Вы затронули, пожалуй, самый важный вопрос. В результате подрыва на минах уже погибли и получили тяжелые ранения почти 300 наших гражданских лиц и военнослужащих. Таким образом, в результате этих военных преступлений на освобожденных территориях произошло 300 взрывов мин. Установка мин является военным преступлением. А то, что нам не предоставляют карты минных полей, - это продолжение армянского террора. Потому что мы знаем, что они у них есть. Потому что именно так устанавливаются мины. Ведь у тех, кто их устанавливает, должна быть карта. Иначе они сами могут оказаться жертвами этих мин. Когда они впервые, на очень высоком уровне – на уровне премьер-министра Армении официально опровергли наличие у них минных карт, мы знали, что они у них есть. Но потом они, наконец, признали их наличие. Это значит, что сначала они нас обманывали. А почему они нас обманывали? Они хотели смерти азербайджанцев. Чтобы они продолжали умирать, чтобы они теряли ноги, были тяжело ранены. И когда они объявили, что дали нам карты, мы начали проверять и выяснили, что точность этих карт не достигает и 25 процентов. Как вы можете себе представить, это ничего не значит. Это значит, что эти карты абсолютно бесполезны.

Мы предпринимаем очень серьезные усилия по разминированию. Мы закупили оборудование, спецтехнику, противоминные машины. Одна из наших местных компаний начала производить в Азербайджане машины разминирования. Мы пригласили частные компании присоединиться к этой работе. И уже было создано несколько частных компаний, которые также начали процесс разминирования. Наше Государственное агентство по разминированию ANAMA вместе с подразделениями Минобороны и специалистами МЧС денно и нощно ведут работы по очистке территории. Но, по нашим оценкам, было установлено более 1 млн мин. Карты, переданные нам армянами, охватывают около 400 тысяч из них. То есть они признали, что заложено 400 тысяч мин, но мы знаем, что их более 1 миллиона. Это очень достоверная информация.

Мы получили несколько предложений от международных компаний по работе в этой области. Но, к сожалению, цена была очень высокой. Я не хочу вдаваться в подробности, но в среднем она была в 8-10 раз выше, чем стоимость разминирования одной мины. Другими словами, азербайджанские местные компании и Государственное агентство по разминированию ANAMA разминируют территорию в 8-10 раз дешевле, чем иностранные компании, которые претендовали на эту работу.

Благодаря некоторым ярким умам мы начали использовать беспилотники. С их помощью обнаруживают наиболее загрязненные минами места, они помогают. Но в то же время мы понимаем, что это длительный процесс. К сожалению, мы должны понимать, что количество жертв и пострадавших будет больше. Так что минный террор Армении продолжается. Самое главное, что те районы, которые еще не очищены, сейчас изолированы. И поскольку доступ на освобожденные территории все еще ограничен, это помогает нам минимизировать человеческие потери. Но после возвращения бывших вынужденных переселенцев, им надо будет быть очень осторожными. Я хочу воспользоваться этой возможностью, чтобы еще раз обратиться к ним с просьбой быть очень осторожными и не ходить в такие места без разрешения. Это действительно очень опасно. Это одна из самых больших угроз, с которой мы, к сожалению, будем сталкиваться еще много лет.

Модератор: Гела Васадзе из Грузии.

Гела Васадзе: Господин Президент, большое спасибо прежде всего за организацию столь масштабного и прекрасного мероприятия. Действительно, впечатлен. Я согласен с Вами, что несколько шагов или один шаг до мира. Но мир зависит от того, насколько пройдет процесс интеграции армянского населения Карабаха. Когда мне говорят про народ, при разговоре с друзьями я спрашиваю у них: «Дайте мне телефон этого народа». Вы нашли телефон армян Карабаха? Вы знаете этот телефон? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Мы неоднократно выражали свою позицию по этому вопросу и проявляли максимум конструктивизма. Но, к сожалению, та хунта, которая захватила власть в Карабахе и которая называет себя то «президентами», то «министрами», то «депутатами», вызывая смех уже у всех, она взяла в заложники тех, кто проживает сейчас на территории, где временно размещен российский миротворческий контингент.

Мы проявили инициативу, мной был определен специальный представитель, который должен был заниматься контактами с представителями армян Карабаха, и с целью налаживания этих контактов он был отправлен в Карабах. Первая встреча состоялась именно там, в поселке Ходжалы на базе российского миротворческого контингента. После этого мы пригласили представителей армян Карабаха приехать в Баку для продолжения диалога. Но они отказались, причем демонстративно. Через какое-то время мы вновь пригласили их, ну, может быть, была какая-то ошибка, – ну, бывает – осечка, с тем, чтобы убедиться в том, что они на самом деле либо хотят, либо не хотят. И вновь был отказ. Но тогда я сказал, что третьего приглашения не будет. Не хотят, значит, не хотят.

Что было потом, вы, наверное, хорошо знаете – установление погранично-пропускного пункта на государственной границе Азербайджана и Армении. Если проследить хронологию всех наших действий, даже если идти до начала Второй Карабахской войны, вы увидите логику и очень сильную аргументацию своей правоты. Мы не делали ничего того, за что нам было бы стыдно или мы бы сказали: «Да, вот здесь мы не правы». Мы все делали правильно.

Мы давали шанс, и в том числе армянскому руководству до начала Второй Карабахской войны, на протяжении двух лет, но они им не воспользовались. Мы давали шанс во время того, когда дорога Лачин-Ханкенди была просто «проходным двором», по которому Армения транспортировала мины, которые были произведены в Армении в 2021 году. И мы эти мины вскрыли, мы нашли. Мы пригласили представителей российского миротворческого контингента, а также представителей российско-турецкого мониторингового центра, который расположен в Агдаме, и продемонстрировали и спросили: «А как эти мины попали в Карабах? Кто их привез? А кто просмотрел?». Но это же невозможно, чтобы мы погибали после Победы на своей территории, потому что Армения продолжает террор!

Поэтому все наши шаги были логичными, оправданными, легитимными, грамотными и в достаточной степени смелыми. Поэтому установление погранично-пропускного пункта на границе – это важный этап в постконфликтной ситуации, который в значительной степени поменял ситуацию. И также то, что эти действия были полностью восприняты, хотя не сразу и не совсем охотно всеми акторами, но в результате были восприняты как легитимные, - это тоже был месседж. Но сколько раз мы должны месседжи посылать, сколько раз можно намекать? Но разве мало было уже? И Фаррухская операция, и ситуация на границе Армении и Азербайджана в мае 2021 года, и ситуация на границе в сентябре 2022 года, и погранично-пропускной пункт. Ну, сколько мы должны им давать месседжей? Неужели такие непонятливые?

Поэтому сейчас вопрос реинтеграции зависит от того, когда армянские жители Карабаха смогут избавиться от вот этих пут, от этой вот хунты, которая захватила их в заложники, эксплуатировала их как рабов. И сейчас тоже эксплуатирует, потому что, когда экоактивисты вышли на дорогу Лачин-Ханкенди, тогда армянское руководство так называемое в Ханкенди не разрешало обычным гражданам использовать эту дорогу. Они поставили блокпост, потом обвиняя нас в блокаде. Сегодня опять они поставили бетонные плиты на дороге Агдам-Аскеран. Когда мы сказали: «А почему продукты должны доставляться из другой страны? Карабах ведь – Азербайджан». Так ведь? Так ведь. Это все признают? Все признают. Кто-нибудь говорит, что это не так? Нет. А почему из другой страны должны доставляться грузы? Это нелогично. Но вместо того, чтобы принять этот жест, там ставятся бетонные блоки. Значит, кто кого блокирует? Поэтому весь вопрос в этом.

И сегодня это комедийное шоу, когда сидят в палатке и протестуют против кого-то, – это просто анекдот, понимаете. Протестовать людям, которые называют себя «президентами», сидячая забастовка – у нас вот некоторые журналисты шутят: наверное, следующий этап будет «лежачая» забастовка. Потом уже не знаю какая, но это делу не поможет. Мы готовы идти по пути реинтеграции с соблюдением прав и безопасности армянского меньшинства в Карабахе в рамках нашей Конституции и в рамках доброй практики того, как эти вопросы решаются в Азербайджане в целом.

Азербайджан – это многоэтническое и многоконфессиональное государство, и в этом наша сила. Все представители этнических групп, которые проживают в Азербайджане, имеют те же права и обязанности, тот же уровень безопасности. И почему какая-то этническая группа должна выделяться на этом фоне, мне тоже не совсем понятно.

Вот таков наш подход. Мы до сих пор не потеряли надежду, что здравая часть общества, которая проживает в Ханкенди и окрестностях, все-таки поймет всю бесперспективность такого игнорирования Азербайджана и здравый смысл возьмет верх. В противном случае, думаю, что рассчитывать на то, что кто-то придет и будет за них воевать, сейчас могут только наивные. У них было несколько этапов, когда они должны были понять и смириться с реалиями.

Они обращались в разные инстанции, в разные страны, начиная с соседних, кончая некоторыми странами, которые расположены подальше. Но никто вместо них на территории Азербайджана с нами, думаю, что в здравом уме воевать не будет. Поэтому они должны в конце концов понять и принять эти реалии. Я уже сказал, мне много раз говорили посредники во время оккупации, что «Первая Карабахская война закончилась так, вы должны принять реалии». Но я их не принимал и не принял. Но теперь я говорю опять: вот принимайте эти реалии, а уже изменение этих реалий будет только и только – если будет – не на пользу ни Армении, ни армянскому меньшинству в Карабахе. Поэтому надеюсь, что они услышат эти слова и сделают правильный вывод.

Президент Института Global Policy Паоло фон Ширах: Господин Президент, благодарю за гостеприимство. Вы одержали победу в войне, а сейчас должны обеспечить мир. Какой месседж Вы можете сегодня отправить американским компаниям, которые хотят работать в Азербайджане? Естественно, с нефтяной и газовой областью все понятно. А какой месседж может быть направлен американским компаниям и лидерам бизнеса в других отраслях для осуществления взаимовыгодной прозрачной деятельности? Эта деятельность, естественно, должна быть и в интересах Вашего пострадавшего от войны народа. Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Один из наших приоритетов сейчас – стимулирование развития ненефтяного сектора, не связанного с природными ресурсами. Эта программа успешно реализуется. Мы ежегодно увеличиваем не только долю неэнергетической экономики в ВВП, которая сегодня составляет более 50 процентов, но и наращиваем экспорт, не связанный с энергетикой.

Сейчас капитал идет, где есть предсказуемость и стабильность, что и происходит в Азербайджане. Так было на протяжении многих лет, даже в период оккупации, но, безусловно, неурегулированность армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта создавала определенное разочарование и повышала определенные риски. После окончания Второй Карабахской войны, в целом, этот риск очень минимален.

Наше правительство проводит очень предсказуемую политику развития, а также политику в отношении улучшения бизнес-климата. Думаю, что иностранные эксперты, которые живут и работают в Азербайджане, также могут подтвердить, что за последние годы произошли очень серьёзные, позитивные изменения по части управления, в том числе в нашей налоговой системе и в сфере корпоративного управления наших компаний. Этот процесс уже находится на завершающей стадии полного соответствия международным стандартам. Экономика страны устойчива, внешний долг составляет менее 10 процентов ВВП. А валютные резервы превышают внешний долг в 10 раз. Поэтому, в принципе, если мы примем решение, то можем полностью погасить наш внешний долг в течение недели.

Товарооборот осуществляется с высоким профицитом. За последние шесть месяцев положительное сальдо нашего экспорта составило 10 млрд долларов по сравнению с объемом нашего импорта. Политическая ситуация стабильна. Азербайджан зарекомендовал себя как надежный партнер в области нефти и газа. Одновременно активно прорабатываются вопросы, связанные с прокладкой коммуникаций, с учетом географического положения страны и очень современной транспортной инфраструктуры. Это общие послания компаниям, которые, возможно, посчитают целесообразным приехать и попробовать поработать в Азербайджане.

Что касается приоритетных для нас направлений, то, конечно, наиглавнейший вопрос – это восстановление освобожденных территорий. Растет число иностранных компаний, которые работают здесь в качестве подрядчиков.

Еще один важный сектор, над которым мы активно работаем, - это цифровизация. В него уже направлены значительные финансовые ресурсы. Думаю, что он вызывает большой потенциальный интерес. Знаю, что некоторые американские компании уже проявляют интерес к работам в области возобновляемых источников энергии. Мы обнаружили наличие у нас большого потенциала. Те, кто хорошо знаком с Баку, знают, что это город ветров. Очень сильный ветер всегда создавал определенные проблемы. Но мы также выяснили, что ветер, дующий на Каспии, будет приносить большие деньги. Международная финансовая корпорация уже провела соответствующую оценку и подтвердила наличие 157 ГВт ветровой энергии только в Каспийском море. Иностранные компании уже запустили несколько инвестиционных проектов в области возобновляемых источников энергии. А в декабре прошлого года было подписано соглашение между Азербайджаном, Грузией, Венгрией и Румынией, засвидетельствованное Европейской комиссией, о строительстве интегрированной «зеленой» линии электропередачи из Азербайджана в Европу по дну Черного моря. Работы по разработке технико-экономического обоснования уже начаты. Ожидаем, что оно будет представлено, вероятно, в сентябре-октябре. В феврале этого года в Баку состоялось первое заседание руководящего комитета проектов.

А к концу этого года должна быть запущена первая электростанция, работающая от солнечной энергии, мощностью 240 МВт. Но это только первая. Мы уже подписали меморандумы о взаимопонимании и контракты по выработке 10 ГВт электроэнергии. Таким образом, если половина этих меморандумов будет реализована, этого будет более чем достаточно для обеспечения энергией крупной территории в Европе. В то же время это позволит нам сэкономить большое количество природного газа, который мы сейчас используем для производства электроэнергии. И этот газ тоже пойдёт на международный рынок. То есть, это беспроигрышная ситуация.

Я также хотел бы видеть больше иностранных компаний в сельском хозяйстве. Таких у нас пока не так много. Мы используем некоторые передовые технологии, в том числе в области орошения. Но я лично хотел бы видеть инвесторов, потому что сельское хозяйство обладает большим потенциалом, особенно на освобождённых территориях с очень плодородной почвой. А 25 процентов наших водных ресурсов генерируется в Карабахе, представляете? И мы были лишены этого на протяжении 30 лет. Потому что армяне перекрывали плотины как водохранилища, которые были построены в 1970-е годы, и мы не могли их использовать. 100 тысяч гектаров земли не орошались. Нам приходилось бурить артезианские скважины. А теперь эта вода – источник жизни не только для Карабаха. Мы планируем строительство водопроводов, чтобы доставить эту воду в центральную часть Азербайджана, которая больше всего нуждается в воде.

То есть я хотел бы видеть в сельском хозяйстве, а также в транспортном секторе, так как одна страна не может быть транспортным узлом. Если она хочет быть хабом, то должна работать с соседями. Здесь мы наладили достаточно хорошее международное сотрудничество с соседними странами и обладаем большим потенциалом для расширения транспортной инфраструктуры.

Модератор: Ваше превосходительство, следующий вопрос. Мухаммед аль Кади с телеканала «Аль-Джазира».

Мухаммед аль Кади: Большое спасибо, уважаемый Президент. Благодарю Вас за гостеприимство в этом прекрасном городе Шуша, культурной столице Азербайджана. Вопрос прозвучит на арабском языке, чтобы было бы понятно, что на этом форуме действительно есть и арабы, так как арабы с большим интересом отслеживали войну в Карабахе и видели, Вы говорили об ущербе, причиненном десяткам музеев, центров, мечетей. Вы также говорили об исторических местах, памятниках, о том, что они уничтожили тысячи рукописей, книг. Как по-Вашему, почему армяне намеренно разрушали азербайджанское культурное наследие?

Еще один вопрос: когда завершится и сколько продлится восстановление Карабаха? Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Процесс восстановления Карабаха и Восточного Зангезура разделен на этапы. Принята программа «Великого возвращения». На реализацию программы мобилизованы финансовые ресурсы. Предусмотренные на сегодняшний день расходы на инфраструктурные и градостроительные цели до конца года составят примерно 7 миллиардов долларов США. То есть это только начало. Сколько времени продлится реализация данной программы, разделенной на этапы, сказать трудно, потому что на первом этапе наша основная задача – восстановить 8 городов и 100 сел. В нескольких населенных пунктах уже расселены люди - село Агалы Зангиланского района, село Талыш Тертерского района и город Лачин. Однако этот процесс происходит постепенно. 1 миллион человек, пострадавших от оккупации, должны вернуться на родные земли. Должен также сказать, что перед началом восстановительных работ мы провели среди бывших переселенцев неофициальный опрос – намерены они вернуться в свои края или нет? Отрадно, что абсолютное большинство вынужденных переселенцев ответило положительно. А это, естественно, увеличивает объем предстоящей работы. Считаю, что в предстоящие пять лет можно будет поэтапно восстановить города.

На примере города Лачин могу сказать, что он был полностью восстановлен в течение всего лишь восьми месяцев, сегодня там созданы условия для более чем 700 семей. Как индивидуальные дома, так и многоквартирные здания. До 15 сентября будет готова и школа, и детский сад, и больница, строятся и другие социальные объекты.

Поэтому уверен, что в предстоящие пять лет люди будут жить во всех освобожденных городах. Однако план развития городов, конечно, является более широкомасштабным, так как, к примеру, если взять город Агдам, то в период до оккупации в Агдаме проживали где-то 40, а может, и 50 тысяч человек. Согласно нашему генеральному плану, в городе Агдам будут проживать около 100 тысяч человек. Естественно, все это будет осуществляться поэтапно, так как средства должны расходоваться в том случае, когда люди готовы ехать туда.

Что касается вашего первого вопроса, то в своих комментариях я отметил, что мне до сих пор непонятно, откуда исходит эта жестокость, эта ненависть. Ведь армяне долгое время живут на территории Азербайджана. Их массовое переселение в Карабах началось в первой половине XIX века. В 1805 году в результате Кюрекчайского договора Карабахское ханство было включено в состав Российской империи. Подписанными вслед за этим Гюлистанским и Туркманчайским договорами в состав Российской империи были включены и другие азербайджанские ханства. После этого начался процесс массового заселения армян в основном из Ирана и Восточной Анатолии. Это подтверждают многочисленные документы. Статьи, письма, заявления выдающихся государственных деятелей – все это подтверждено исторически. То есть они пришли на эти земли – в Карабах, в том числе в Шушу, как гости. Они утверждали, что Шуша – армянский город. Во-первых, история города Шуша не уходит вглубь веков. В 1752 году Панахали хан основал город Шуша. Прошлый год был объявлен в Азербайджане «Годом города Шуша», так как мы отмечали 270-летие города. С того времени до оккупации абсолютное большинство жителей города Шуша составляли азербайджанцы.

Если Шуша – армянский город, то почему он находился в столь плачевном состоянии? Почему даже 17 шушинских родников были осушены армянами в период оккупации? Приехав в Шушу 14 ноября 2021 года, я конкретно поинтересовался этим, так как Шуша являлась городом 17 мечетей, 17 родников. Если это был ваш город, то почему вы осушили родники? Почему вы не оставили в Шуше камня на камне? В Шуше есть новые – построенные в период оккупации две или три виллы, и те на дороге Лачин-Ханкенди. Одна из них принадлежит главарю хунты, находящейся в Карабахе, Ханкенди. Говорят, что одна подарена главарем хунты одному из руководителей Армении, а владелец другой неизвестен.

Кроме того, ханкендинская хунта камня на камне не оставила в Шуше. Что касается других городов, то их ненависть к Азербайджану, к нашему народу не умещается в нормальную человеческую психику. Видимо, психологам или даже психиатрам следует тщательнее проанализировать это и сказать нам, в чем причина такой жестокости, варварства. То есть они похищали надгробные плиты, стирали высеченные на них имена азербайджанцев и использовали в качестве надгробий для своих близких. Какой морали это отвечает? Или же какой морали отвечает то, что они вскрывали могилы азербайджанцев, снимали золотые коронки с черепов усопших, расплавляли и продавали их на рынке? Я уже не говорю о вреде, причиненном экологии, армяне уничтожили, затем разрубили и продали в качестве паркета 60 тысяч гектаров лесного фонда.

После окончания Второй Карабахской войны российская сторона обратилась к нам с просьбой дать им время для того, чтобы они покинули эти земли – Агдам, Кяльбаджар, Лачин. Мы еще не забыли ту позорную картину. Вырубали деревья, сжигали дома, сжигали деревья, на глазах всего мира уносили на себе, как говорится, самые дешевые предметы из домов азербайджанцев, где армяне незаконно поселились. То есть как это можно назвать? Поэтому что мы можем ждать от тех, кто совершает подобные поступки? Все, о чем я говорю, - 100-процентная правда. Я ни на йоту ничего не преувеличил. Еще о многом не говорю.

Еще одна причина, возможно, заключалась в том, что они делали это для полной арменизации региона, уничтожения азербайджанского культурного наследия и превращения в своем понимании этих земель в дальнейшем в непригодное для проживания состояние, так как разрушения, которые вы видите, - самым большим разрушениям подверглись города Физули и Агдам, там не осталось ни одного уцелевшего здания, - эти разрушения были учинены не во время войны. Это – руины домов, разрушенных после Первой Карабахской войны. Они по одному разбирали камни и продавали их там и тут. То есть как это можно назвать?

Мы не трогаем историческое наследие армянского народа. Посмотрите, здесь, в Шуше, есть армянская церковь. Каждый может пойти и убедиться в том, что ни единый камень не тронут, напротив, это место охраняется. То есть – вот наше отношение, и мы не намерены мстить им за то, что они сделали. Я говорил об этом еще во время и после войны, мы должны отомстить и отомстили на поле боя, отомстили за кровь наших шехидов на поле боя. Мы никогда не воевали с мирным населением. Они же во время войны обстреливали наши мирные города ракетами «Искандер», «Точка», «Скад». В результате этого подлого обстрела погибли около ста невинных людей, в том числе 12 детей.

То есть, знаете, говоря об этом, я еще раз хочу отметить, что эта память не стирается, не сотрется и не должна стереться. Азербайджанский народ никогда не должен забывать этого. Еще раз хочу сказать – не для того, чтобы отомстить, а для того, чтобы это никогда не забывалось и больше никогда не повторилось, так как однажды мы допустили ошибку, чересчур поверили соседям и пострадали от этого.

Во всяком случае, все налицо. Эти форумы важны в том числе и потому, что собравшиеся здесь представители международных медиа увидят, видят все своими глазами и доведут азербайджанские реалии до своих стран, их представителей, общественности. Мы хотим этого.

В период оккупации это была своего рода запрещенная зона. В город Шуша еще впускали некоторых иностранцев, а в Агдамский, Физулинский регионы – никого. Ведь приехавшие все увидели бы. Но сейчас все налицо, это еще раз показывает, какого исторического результата мы добились. Мы не только нанесли поражение Армении. Мы сломили хребет армянскому фашизму. Мы, можно сказать, избавили армянский народ от этих злодеяний. Возможно, это горькое поражение, горькое поражение во Второй Карабахской войне послужит им уроком, и они задумаются о том, как жить дальше в этом регионе, признают свою вину, свои преступления, привлекут преступников к ответственности. Этот процесс уже начался. В Армении власти наказывают палачей, руки которых запачканы кровью азербайджанского народа. Это справедливо и должно продолжаться. Только в этом случае между народами возможно реальное примирение, может быть подписано мирное соглашение. Но главное, чтобы в общественной плоскости были предприняты шаги к примирению, и первый из них - признание армянами своей вины.

Игорь Коротченко, российский военный эксперт: Спасибо. Господин Президент, Вы в своем выступлении отметили, что мир турбулентен, все очень быстро меняется, и на этом фоне Азербайджан успешен. Он стоит как скала. Для очень многих стран сегодня Азербайджан – это пример решения самых разных проблем. Стратегическое видение будущего Азербайджана, которое в Ваших руках, господин Президент, как Вы видите будущее Азербайджана? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Во-первых, спасибо Вам за такую оценку того, что мы делаем, и то, как страна себя позиционирует. В принципе, у нас стратегические направления развития, были определены много лет назад. Единственное, что жизнь вносит коррективы и приходится интегрировать изменяющиеся реалии в наши планы. Но не скажу, что это носит кардинальный характер. На первом плане после освобождения оккупированных территорий, конечно, стоят вопросы социально-экономического развития. Потому что политические процессы в Азербайджане идут в правильном направлении. В обществе существует консенсус по основным вопросам нашего будущего - будь то политическое развитие, будь то экономическое развитие, либо вопросы, связанные с социальной политикой. Поэтому повышение благосостояния азербайджанского народа является сейчас главной задачей. До того, это всегда было одним из приоритетов, но главным приоритетом, естественно, был вопрос освобождения территорий и, соответственно, укрепления потенциала Вооруженных сил. Сейчас, что касается обороноспособности, это также в центре внимания с учетом уже опыта Второй Карабахской войны, с учетом того, что нам больше было нужно, что меньше нужно, что было больше использовано, а что было меньше использовано. Но вы, как человек, который глубоко знает вопросы военного строительства, понимаете, о чем я говорю. Но на первый план, конечно же, выходят вопросы устойчивого развития и снижения зависимости от нефтегазового сектора. Такая задача стоит, я думаю, перед всеми нефтедобывающими странами, в чьих экономиках этот сектор играет важную роль, в том числе и перед нами. Это сделать непросто. Но без этого устойчивого развития не будет. Потому что природные ресурсы – это ресурсы, которые истощаются, и мы должны быть готовы к тому, чтобы экономика проявляла свою устойчивость в любых случаях. Конечно, мы делаем запасы, мы накапливаем валютные резервы, мы совершенствуем систему управления. Все это дает нам дополнительные возможности.

Если даже посмотреть по статистике выполнения прогноза нашими налоговыми и таможенными органами, то очень впечатляющая картина. Мы уже не первый год в мае-июне принимаем дополнение к бюджету в сторону увеличения, исходя из того, что налоговые и таможенные органы собрали намного больше доходов только лишь благодаря прозрачности и новому подходу к управлению.

Что касается более широкого контекста, здесь не все зависит от нас, и в том числе вопрос урегулирования отношений с Арменией. В случае если мы выйдем на подписание мирного договора, это оздоровит ситуацию в целом на Южном Кавказе и исключит Южный Кавказ по большому счету из зоны повышенного риска. Потому что зона повышенного риска – это не только оценка экспертов, это ведь и рейтинги, это и возможности взять кредиты, это и напрямую вопросы, связанные с иностранными инвестициями. Тем более сейчас, когда инвесторы в первую очередь исходят из потенциальных и существующих рисков. Урегулирование отношений с Арменией снимет этот вопрос, это будет хорошо и для нашей экономики, и для экономики Армении, и, в целом, создаст возможности для нормализации отношений и более полной реализации наших планов. Это позволит нам не в такой степени финансировать вопросы, связанные с нашим оборонным потенциалом, то есть высвободит достаточно большие ресурсы.

Ну и конечно, таким как бы драйвером неэнергетического сектора экономики все-таки я вижу именно Карабах и Восточный Зангезур. Потому что по природно-климатическим условиям, по туристическому потенциалу, по потенциалу сельского хозяйства, а также возобновляемой энергии регион сможет очень серьезно добавить в копилку нашего ВВП. Для примера я скажу, что мы к концу следующего года завершим строительство около 30 гидроэлектростанций мощностью 200 МВт. Уже более 50 МВт ввели в строй. Причем, для сравнения, - может, я немножко в детали ухожу, но просто кому-то это будет интересно, - эффективность использования гидростанций в Карабахе намного выше, чем в любой другой точке Азербайджана. То есть настолько мощный поток и настолько полноводны реки. Каждая электростанция имеет коэффициент своей эффективности, будь то парогазовая или же гидро-. Так вот, исключительная эффективность использования. То есть огромный потенциал ветровой электроэнергии в Кяльбаджар-Лачинской зоне. В Джебраильском районе буквально, наверное, через пару месяцев начнется строительство солнечной станции объемом 240 МВт. То есть это будет огромный такой энергетический потенциал плюс логистический центр. Поскольку Зангезурский коридор никто не отменял и этот проект остается на повестке дня и будет оставаться до тех пор, пока он не будет реализован. А это открывает огромный потенциал, как это сейчас называют, «коннективити», транспортных связей. А для того, чтобы, как говорится, полноценно ответить на этот вопрос, нужно отдельное интервью. Спасибо.

Модератор: Следующий вопрос - Халил Мохамед Ибрагим, Чад.

Халил Мохамед Ибрагим: Уважаемый господин Президент, во время деоккупации этих территорий многие страны оказывали Вам моральную, материально-техническую и дипломатическую поддержку. Позиции многих стран были неясны. Какими будут дипломатические отношения Азербайджана в будущем? Второй вопрос: какими будут отношения Азербайджана с африканскими странами в этой связи. Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Наши отношения с африканскими странами развиваются быстрыми темпами. Некоторое время назад было открыто наше посольство в Африканском союзе. В то же время мы поддерживаем тесные контакты с африканскими странами в рамках Движения неприсоединения. Я уже упоминал, что часть нашей гуманитарной помощи в период COVID также была направлена на африканский континент. Должен также отметить, что до сегодняшнего дня наши отношения в торгово-экономической сфере были не на очень высоком уровне. Так же, как и в политической сфере. Вероятно, на это есть естественные причины. Думаю, что возможности в этом направлении будут оцениваться по мере интенсивности контактов. Во всяком случае, мы в этом заинтересованы.

Что касается позиции стран во время Второй Карабахской войны, то это уже история. Мы знаем, кто был с нами, кто с Арменией, а кто занимал нейтральную позицию. Думаю, сейчас было бы неправильно поднимать этот вопрос вновь. Нашей главной задачей было освобождение своих земель, что мы и сделали. У каждой страны есть своя повестка, своя внешняя политика, свои внутренние причины. Мы это тоже понимаем. От некоторых стран мы ожидали чуть большей поддержки, от некоторых - вообще ничего. Таковы законы международных отношений. Могу сказать, что, по нашему опыту, такие вопросы не оказывают большого влияния на двусторонние отношения. Даже в период оккупации мы отмечали нейтральную позицию многих стран. Нас это не устраивало, так как мы обоснованно требовали, чтобы возобладала справедливость. Одновременно мы видели позицию стран, солидарных с Арменией во время оккупации. Но повторюсь - это не привело к замораживанию наших отношений с этими странами, это во-первых. Во-вторых, думаю, в какой-то степени мы этого добились. Нам надо было постараться играть на площадке противника, и мы это сделали. Наши отношения со странами, считавшимися близкими союзниками Армении в период оккупации, также развивались успешно. Мы смогли показать этим странам, что их реальные политические, экономические и другие интересы должны находиться в Азербайджане, а не в Армении. Этот фактор позволил несколько скорректировать проармянскую позицию этих стран. Правда, во время Второй Карабахской войны и после неё страны, отличавшиеся близостью к Армении, не могли или не хотели скрывать свою проармянскую позицию. В определённой степени это привело к обострению наших отношений с ними. Но это не значит, что так будет всегда. Этот этап закончится, откроется новый этап. Главное, чтобы у вас была повестка дня.

В послевоенный период мы всё делали последовательно, каждый шаг был логическим продолжением предыдущего, и мы двигались к намеченной цели. Мы достигли многих целей. Есть те, которые мы ещё не достигли, но мы их достигнем. Конечно, не последним в деле достижения этих целей является политическая компетентность. Поэтому наши каналы связи открыты для всех стран. Одновременно при необходимости мы выражаем своё недовольство, протест и принимаем меры противодействия на соответствующем уровне.

Нурджан Касымалиева из Кыргызстана: После Второй Карабахской войны ряд стран Центральной Азии выразил заинтересованность в оказании поддержки в восстановлении освобожденных от оккупации территорий. Какую поддержку и помощь уже получил Азербайджан от центральноазиатских стран? Как бы Вы охарактеризовали в целом отношения со странами Центральной Азии, в частности, с Кыргызстаном?

Президент Ильхам Алиев: Мы очень благодарны нашим друзьям и братьям в Центральной Азии за поддержку. Когда вы ехали из Физулинского аэропорта, вы, вероятно, заметили строящийся жилой комплекс. Прямо за ним находится школа — щедрый подарок Узбекистана, а также Центр творчества молодежи, подаренный Казахстаном. Оба объекта находятся в стадии строительства: школа должна быть готова к концу августа, а Центр творчества молодежи — к концу года. Итак, это два знака поддержки. Собственно, это и есть вся иностранная помощь, которую мы получили после окончания войны. Это был очень важный жест, демонстрирующий их солидарность. Они хорошо понимают, что мы можем строить и строим школы. Но это было искреннее желание продемонстрировать свою солидарность и помочь нам, понимая, какой огромный объем работы стоит перед нами.

Что касается сотрудничества со странами Центральной Азии в целом, то оно очень динамично. Я посетил многие страны Центральной Азии в прошлом и в этом году. С визитами в Азербайджане побывали также президенты стран Центральной Азии. А к концу года мы ожидаем еще больше визитов президентов дружественных стран. Сейчас мы активно работаем по вопросам двусторонних инвестиций и торговли. Мы создали Совместный инвестиционный фонд с Узбекистаном и Кыргызстаном. Объем активов не очень большой, но зависит от наличия проектов. Объем фонда с Узбекистаном находится на уровне полумиллиарда долларов США, а с Кыргызстаном - по-моему, 25 млн. Поскольку у нас пока нет проектов для реализации, эти фонды можно будет увеличить, и они будут увеличены.

Вы также спрашивали, в частности, о наших отношениях с Кыргызстаном. Они очень хорошие, очень дружеские. Я посетил вашу страну с государственным визитом, а Президент посетил Азербайджан. Мы также регулярно встречаемся на заседаниях Организации тюркских государств, а также саммитах стран СНГ. Мы сейчас активно работаем со странами Центральной Азии над вопросами, относящимися к средствам связи и транспортной инфраструктуре. Буквально несколько дней назад я принимал премьер-министра Узбекистана, некоторое время назад — премьер-министра Казахстана. Основными темами наших бесед были транспортные маршруты по Каспию через Азербайджан, Грузию и Турцию в Европу. Этот маршрут будет одним из важнейших транспортных путей сообщения для стран Центральной Азии. Потому что Азербайджан обладает современной транспортной инфраструктурой, способной обрабатывать гораздо больше грузов, чем сейчас. Думаю, что у наших отношений большое будущее.

Модератор: Очередной вопрос – от иранского агентства IRNA. Мухаммед Ризапур.

Мухаммед Ризапур: Господин Президент, благодарю Вас за приглашение. Приветствую Вас от имени агентства IRNA, от имени Ирана. Господин Президент, правительства Ирана и Азербайджана прилагают большие усилия для развития отношений между двумя странами. Какое влияние окажет на усиление отношений проект, реализация которого начнется в ближайшее время?

Президент Ильхам Алиев: Извините, вопрос неясен. Прошу повторить вопрос.

Мухаммед Ризапур: Какое влияние окажет на усиление отношений начало деятельности IRNA Azeri?

Президент Ильхам Алиев: Может вы несколько вдали от нас, поэтому мы не смогли полностью услышать ваш вопрос. Прошу передайте ваш вопрос модератору, а он передаст нам.

Модератор: Открытие бюро IRNA в Азербайджане? В ближайшие дни агентство IRNA откроет свое бюро в Азербайджане и какую роль может сыграть IRNA Azeri между двумя странами?

Президент Ильхам Алиев: Надеюсь, что IRNA Azerbaijan обязательно внесет свой вклад в укрепление отношений между нашими странами. Потому что ответственные СМИ всегда должны способствовать укреплению отношений между соседними странами. Думаю, лучший способ — это информировать вашу аудиторию в Иране о реальном положении дел в Азербайджане, о процессе восстановления Карабаха и Восточного Зангезура. Конечно, думаю, что будет очень хорошо, если больше людей в Иране будут знать о реальном положении дел во время Второй Карабахской войны и после нее, особенно в связи с повесткой дня Азербайджана по широкому региональному сотрудничеству в этом регионе. Поэтому желаю вам успехов в вашей деятельности. Уверен, что вы сыграете важную роль в укреплении наших отношений.

Модератор: Очередной вопрос от руководителя Исследовательского центра TRT World Тарека Черкауи.

Тарек Черкауи: Ваше превосходительство, после Победы на поле боля Вы стремитесь к победе в работах по восстановлению и реконструкции. Мой вопрос связан с Шушой. Какой бы Вы хотели видеть Шушу в предстоящее десятилетие? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Восстановление Шуши уже началось. Некоторое время назад был утвержден генплан, и сейчас началось строительство первых жилых объектов. И, может быть, вы сможете их увидеть. Они находятся в разных частях города. Эти проекты позволят жителям Шуши вернуться в свои дома. Одновременно, как я уже сказал, Шуша Распоряжением Президента официально объявлена культурной столицей Азербайджана. Мы ожидаем большой поток туристов со всего мира в это уникальное место, потому что история, культура, архитектура и климат Шуши — это действительно большое достояние для нашей страны. Город, расположенный на скале, окруженный древней городской стеной, — это действительно жемчужина Кавказа. И, как мы его называем, — «Корона Карабаха».

Мы сейчас активно восстанавливаем исторические памятники Шуши. Уже восстановлены три мечети, одна из которых отреставрирована, а другие, которые могли быть разрушены, отстроены заново. Первым историческим памятником, который мы восстановили, стала усыпальница нашего великого поэта и визиря, своего рода министра Карабахского ханства Вагифа, которая была разрушена армянами во времена оккупации. Как я уже сказал, мы уже восстановили традиционные родники, пять из которых уже полноводны.

Также ведутся работы по восстановлению инфраструктуры Шуши. Армяне, когда бежали отсюда, повредили систему водоснабжения. Поэтому нам пришлось строить ее с нуля. И вообще, при разработке генерального плана была учтена вся инфраструктура Шуши, в том числе и новые дороги. В сентябре этого года мы торжественно откроем школу, рассчитанную почти на 1000 учеников, а больница на 90 пациентов будет готова, думаю, через несколько месяцев, возможно, к концу года. Все в Шуше делается в соответствии с генпланом. Это позволит городу выглядеть ещё лучше, чем раньше. Он будет очень удобным и современным, сохранив при этом аутентичный облик. Потому что почти все исторические здания сейчас находятся в процессе реконструкции. Те, кто часто посещает Шушу, могут видеть, как меняется город, как он хорошеет. Но все же придется провести некоторые работы по сносу зданий, построенных в советское время. Уровень их устойчивости не позволяет использовать их в качестве жилых домов. Но генплан Шуши действительно потрясающий. Думаю, года через три или четыре это будет одно из лучших мест не только на Кавказе, но и во всем мире.

Кстати, эта гостиница — тоже хороший образец того, чем мы занимаемся. Были восстановлены две гостиницы — «Карабах» и «Харыбюльбюль», а эта была построена с нуля. Эта гостиница интересна тем, что здесь — именно на этом месте — сепаратисты хотели построить парламент так называемой Нагорно-Карабахской Республики. Когда я приехал сюда в первый раз в январе, приехал посмотреть на него, но они его так и не достроили. Было только строительство. Они хотели перенести сюда свой так называемый парламент и продолжить арменизацию Шуши. И стоя перед ним, я назвал его «Дьявольским логовом». «Дьявольское логово» было снесено, мы построили эту прекрасную гостиницу, пятизвездочный отель. Надеюсь, что и гости чувствуют себя комфортно. Это тоже показатель того, как быстро развивается Шуша.

Модератор: Господин Президент, на самом деле с момента начала нашей интерактивной части прошло уже более двух часов. Понятно, что все хотят участвовать в этом процессе. Но мы не хотим злоупотреблять Вашим гостеприимством.

Президент Ильхам Алиев: Может быть, мы дадим возможность задать свой вопрос господину Маркову. Он поднимал руку с первой минуты.

Российский политолог Сергей Марков: Благодарю, господин Президент. Разрешите, задать вопрос на английском. Мы помним, что здесь состоялась наша первая международная конференция. По дороге сюда произошел взрыв. Надеюсь, что больше никаких взрывов не будет, уже и армяне смирятся с этой реальностью. Хочу спросить не только у политического деятеля, но и победителя: Вы очень опытный человек. Сегодня Вы говорили о трех посредниках, между которыми тоже идет определенное соперничество. Каждый посредник желает добиться успеха. Одновременно они вместе работали в рамках Минской группы, но безрезультатно. Они потерпели неудачу, так как в результате их бездеятельности произошла Вторая Карабахская война. То есть в течение 28 лет они проводили бессмысленные переговоры, что привело ко Второй Карабахской войне. То есть сегодня мы видим, что посредников становится больше. Но мне кажется, что смысл здесь несколько теряется. То есть, как по-Вашему, кто из посредников добьется большего успеха? То есть что необходимо посредникам предпринять для успеха, и, если говорить в более широком смысле, как Вы считаете, какие международные организации и как должны развиваться, чтобы не столкнуться с кризисом? То есть ООН сегодня переживает кризис, Минская группа ОБСЕ продемонстрировала бездеятельность ОБСЕ. Опираясь на Ваш большой опыт в области международных отношений, что Вы можете сказать о том, как этим международным организациям добиться большего успеха и эффективности?

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Хочу немного уточнить по поводу этих направлений переговоров. Идут два процесса. Один из них — это переговоры между Азербайджаном и Арменией. И у нас есть два посредника — это Россия и США. Есть также так называемый брюссельский формат, в рамках которого не ведутся формальные переговоры, так как переговоры ведутся министрами иностранных дел, их командами и экспертами. Мы рассматриваем брюссельский формат в качестве некоего дополнительного, или вспомогательного механизма прямого взаимодействия на уровне лидеров Армении и Азербайджана. И пока что он работает, думаю, более или менее успешно. Между этим форматом и Минской группой есть некоторая разница, поскольку он состоит не из тех же действующих лиц — одним из членов Минской группы была Франция, которой сейчас нет. Европейский Союз, опять же, как я уже сказал, не является реальным посредником переговорного процесса. Это некий фактор, который снижает напряженность, что ли, и позволяет лидерам Армении и Азербайджана разговаривать и лучше понимать друг друга.

Что касается Минской группы, на самом деле это не я, а они сами сделали ее нефункциональной. Откровенно говоря, после окончания Второй Карабахской войны они и сами спрашивали себя, что им делать дальше. При общении с нами наша позиция была следующей: учитывая, что конфликт завершен и абсолютное большинство положений так называемых Мадридских принципов уже достигнуто, в том числе и по миротворческим операциям, то, на наш взгляд, Минской группе, в случае продолжения работы, следовало бы заниматься только мерами по укреплению доверия, а также помощью странам в полной мере реализовать положения декларации от 10 ноября 2020 года. Ибо, как вы знаете, два важных пункта не выполняются: это, во-первых, вывод армянских войск из Карабаха и, во-вторых, доступ в Нахчыван. Эти два пункта Армения не выполняет. Но потом после этого геополитического столкновения бывшая Минская группа «ушла в отставку». И сейчас реинкарнация Минской группы в любом виде абсолютно нереальна и для нас неприемлема. До нас доходят какие-то слухи, иногда какая-то информация, что есть какие-то мысли по поводу того, чтобы заново собрать эту «разбитую вазу». Но это невозможно с практической точки зрения и с точки зрения несогласия Азербайджана. Потому что, как вы понимаете, у нас не очень хорошие воспоминания о деятельности Минской группы.

Что касается соперничества, то да, мы видим это соперничество. И это часть глобального соперничества. Это происходит не только здесь. Легче сказать, где этого соперничества нет. Поэтому Южный Кавказ, Азербайджан - это не исключения.

После окончания Второй Карабахской войны Россия, естественно, взяла инициативу на себя, поскольку, как я уже говорил, она была главным переговорщиком по Заявлению от 10 ноября, и в регионе были размещены российские миротворцы. А Россия – сосед Азербайджана. И хотя она не сосед Армении, но очень близка к ней, это было естественно. Но потом, как мы все знаем, Россия стала больше заниматься другими вопросами. И образовавшийся пробел начали заполнять конкуренты. Чем закончится это соперничество здесь, на Кавказе, сказать не могу. Для меня, как для Президента, всегда было важно, даже в период оккупации, чтобы Азербайджан не превратился в зону соперничества. Это самый худший сценарий, который можно представить для любой страны. Мы видим, что Армения сейчас постепенно становится такой зоной соперничества, что может привести к серьезным проблемам. И в ситуацию активно вмешиваются не только русские и американцы, но и другие страны. Думаю, что у армянского правительства нет четкой внешнеполитической стратегии. Она у них была до Второй Карабахской войны. Сейчас же мы видим, что у них её нет, что может создать серьезные проблемы им же.

Что же касается Азербайджана, то на нашей территории нет соперничества. Наша территория — зона сотрудничества. Как Вы знаете, в Баку неоднократно проходили встречи российских и американских военачальников. Это были высокопоставленные командиры: начальник Генштаба армии России, командующий войсками США или командующий войсками НАТО. Они выбирали Баку для проведения своих встреч. Это был знак уважения к нам. По-моему, в Баку прошло четыре или пять таких встреч. Выбрав Баку, обе стороны показали, что Азербайджан — это страна, которая может объединить интересы даже вечно конкурирующих стран. Это было время, когда конкуренция была более или менее мирной. В нынешних же условиях Азербайджан вновь является местом, где возможно потенциальное возобновление подобного контекста.

Чем все окончится? Затрудняюсь сказать. Дело в том, что на самом деле обе стороны предоставляют пространство для переговоров. И неважно, Москва это или Вашингтон, это не трехсторонние переговоры, а двусторонние переговоры. Скажем, пройдут двусторонние переговоры в Вашингтоне. Затем через несколько дней – в Москве. Зависит от приглашающей стороны. Когда несколько дней назад мы получили приглашение от российского Министерства иностранных дел, я сразу же дал указание нашему министру иностранных дел согласовать дату встречи, что и было сделано. Потом армяне попросили изменить дату. Мы согласились на это, так как, наверное, у них были на это причины. Так как американцы приглашали больше, то и встреч там проходило больше. Но, опять же, это, безусловно, двусторонний формат. Согласно нашему подходу, переговоры между Арменией и Азербайджаном должны проходить только в двустороннем порядке. Конечно, важен и фактор места проведения этих переговоров. И он сыграл свою роль. Мы, как и прежде, открыты для любых посреднических усилий, чтобы сблизить наши позиции.

Но один из важнейших насущных вопросов на столе переговоров, требующих своего решения, — это официальное согласие Армении воздержаться от территориальных претензий к Азербайджану. Они уже заявили об этом в устной форме. Мы считаем заявление премьер-министра о том, что Карабах – это Азербайджан, декларацией позиции. Хотелось бы, чтобы он сказал это в 2019 году. Однако в Ханкенди он сказал совершенно другое. Теперь же он говорит правильные вещи, но ему следует поставить свою подпись под этим. Он должен парафировать тот открытый пункт, который мы не согласовали в проекте мирного договора и который ясно показывает, что у них нет территориальных претензий. Их позиция немного двусмысленна. Они говорят, «мы признаем территориальную целостность», даже называют параметры, но одновременно говорят, что армянское меньшинство Карабаха должно быть инкорпорировано, что вообще невозможно. Существуют определенные компромиссные предложения по вопросу языков; они являются взаимными и касаются национальных меньшинств, их прав и безопасности в обеих странах. Потому что если армяне хотят говорить о правах и безопасности армян в Карабахе, то мы тоже хотим говорить о правах и безопасности азербайджанцев в Зангезуре, Гейче и Ереване. Так что, думаю, это абсолютно логично. Надеюсь, мы придём к завершающему этапу, хотя это трудно предсказать. Могу предсказать только то, что зависит исключительно от нас. Что же касается переговоров, мы возлагаем на них надежды, но должны быть менее оптимистичными и более реалистичными.

Модератор: Господин Президент, это наш последний вопрос, Шафаг Мехралиева из Университета АДА.

Шафаг Мехралиева: Разрешите мне тоже задать вопрос на английском. Господин Президент, я преподаю коммуникации и медиа в Университете АДА. В предстоящие два дня мы продолжим говорить с уважаемыми коллегами о современных медиатрендах, и вопрос, возникший в этой сфере, касается связей между социальными медиа и профессиональными, или традиционными СМИ. Здесь есть определенная конкуренция. Вы очень активны в социальных сетях. Я хочу поблагодарить Вас за это. Вашу деятельность отслеживают представители различных поколений. Мой сын тоже является Вашим фанатом в Инстаграмме. Я надеюсь, что первая леди тоже знает, что мы очень внимательно отслеживаем и ее деятельность. Ее месседжи, видео – очень теплые и искренние, это дает нам возможность поддерживать связь с Вами напрямую, без помех и фильтров. Какой Вам представляется роль социальных медиа с точки зрения пользования социальными сетями, и пользуетесь ли Вы ими? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Я узнаю много важных вещей из социальных сетей, о том, что происходит в нашей стране. При общении с представителями СМИ я неоднократно говорил им, что они помогают мне в моей повседневной работе. Потому что у каждого президента есть свой очень схожий формат деятельности. Особенно в таких странах, как Азербайджан, где нужно работать 24 часа в сутки и быть готовым к любым новостям, хорошим или плохим. В то же время масштаб работ настолько огромен, что иногда упускаешь какие-то важные моменты, можешь не почувствовать пульс общества, а для меня он очень важен. И я чувствую это во время своих поездок, когда встречаюсь с людьми, когда пользуюсь социальными сетями и узнаю о многих вещах, которые происходили в Азербайджане и о которых мне не сообщали либо из-за каких-то бюрократических проволочек, либо сознательно, но сейчас уже меньше, чем раньше, но все же. Может быть, из-за того, что я бываю слишком занят другими вопросами. Иногда я также узнаю новости из социальных сетей через своих внуков и детей, а иногда знакомлюсь сам. Это очень помогает, потому что есть много вещей, которые меня раздражают, как и всех в Азербайджане. Я чувствую так же, живу так же, как и любой другой человек. Я люблю свою страну, как и любой другой человек, и раздражаюсь, как и любой другой человек, когда вижу несправедливость, бюрократию, неэффективное управление или что-то ещё похуже. У меня разные каналы коммуникации. Но с учетом нынешней и, конечно, послевоенной ситуации, в моей повседневной деятельности превалируют вопросы, связанные с безопасностью, мирным процессом, энергетической дипломатией – я имею в виду вопросы глобальной безопасности и развития Азербайджана. Так что в этих условиях, безусловно, я могу что-то упустить. Когда я слежу за ними, социальные и традиционные медиа помогают мне узнать о том, что происходит, и сразу реагировать. Могу сказать, что во многих случаях реакция государственных чиновников даже на вырубку одного дерева происходит потому, что я увидел это в СМИ. Это создает дополнительную дисциплину. Вы знаете, что я регулярно езжу по стране и большую часть времени передвигаюсь на автомобиле. Причина в том, что в машине я могу увидеть гораздо больше, чем совершая перелеты на самолете или вертолете. Официальные лица на местах знают, что я приеду в следующий раз и проверю, что происходит, что идет не так, как следует. Поэтому я думаю, что в своей работе в будущем я определенно буду использовать социальные медиа.

Я не так активен, как хотелось бы, но в отношении вопросов, которые вызывают беспокойство в азербайджанском обществе, я очень доступен для людей из моей администрации и моих близких родственников. Я также считаю, что подобные встречи очень важны. Я не планировал посещение первого форума азербайджанского медиа-сообщества, который был проведен здесь, в Шуше, в прошлом году. Но тогда я сказал сотрудникам своей администрации, что было бы хорошо в следующий раз провести форум международного уровня. И он был организован и проведен, причем на хорошем уровне, с большой презентацией, и я решил присоединиться к группе. А потом, когда планировалось мое участие в качестве основного докладчика, я решил больше не использовать этот формальный способ общения, произнесение длинных речей, или что-то в этом роде. Думаю, такой формат обсуждений гораздо лучше как для меня, так и для вас.

Поэтому благодарю вас за терпение. Итак, прошло уже почти три часа, и я уверен, что после двух дней обсуждений вы достигнете очень хороших результатов. Это будет также хорошим руководством и для нашего правительства, чтобы знать, как двигаться дальше в этом направлении. И последнее мое предложение — проводить этот форум регулярно и назвать его первым Шушинским глобальным медиафорумом.

Модератор: На этом официальная часть Глобального форума завершается. Еще раз благодарим Вас, господин Президент. До следующей встречи.

X X X

Отметим, что в Глобальном медиафоруме «Новые медиа в эпоху 4-й Промышленной революции», проходящем согласно поручению Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева в рамках Года Гейдара Алиева и в связи со 148-летием национальной печати Азербайджана, принимают участие 150 зарубежных гостей из 49 стран, в том числе представители государственных информационных агентств 34 стран мира, 12 международных организаций и медиаструктур. Кроме того, среди участников – 60 руководителей и сотрудников местных СМИ .

В рамках форума планируется обсуждение представляющих глобальное значение актуальных вопросов журналистики и информационно-коммуникационной сферы. Руководители известных и влиятельных мировых СМИ вместе с экспертами обсудят новые инструменты в журналистике и коммуникации в цифровую эпоху, цифровую трансформацию, медиаменеджмент в современной информационной среде и создание устойчивых бизнес-моделей в медиасфере, потребительские тенденции и вопросы медиаграмотности, методы борьбы с дезинформацией и фейковыми новостями, безопасность журналистов и другие темы.

В рамках форума также будет выдвинута инициатива о создании медиаплатформы Движения неприсоединения.

Отметим, что город Шуша, где до сих пор проводились многочисленные международные мероприятия, впервые в истории независимого Азербайджана собирает на одной площадке руководителей ведущих мировых СМИ, журналистских организаций, влиятельных экспертов в сфере ИКТ, известных журналистов.



gallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photo
ДОКУМЕНТЫ Распоряжения 25 июня 2024
20:54
Распоряжение Президента Азербайджанской Республики О присвоении Н.С.Гасымову звания «Национальный герой Азербайджана»

Руководствуясь пунктом 23 статьи 109 Конституции Азербайджанской Республики, постановляю:

За особые заслуги в защите территориальной целостности...

25 июня 2024, 20:54
ДОКУМЕНТЫ Распоряжения 25 июня 2024
20:52
Распоряжение Президента Азербайджанской Республики О присвоении высших воинских званий военнослужащим Министерства обороны Азербайджанской Республики

Руководствуясь пунктом 24 статьи 109 Конституции Азербайджанской Республики, постановляю:

Присвоить высшие воинские звания следующим...

25 июня 2024, 20:52
НОВОСТИ Сообщения Пресс-Cлужбы 21 июня 2024
09:07
Государственный секретарь США Энтони Блинкен позвонил Президенту Азербайджанской Республики Ильхаму Алиеву

20 июня государственный секретарь США Энтони Блинкен позвонил Президенту Азербайджанской Республики Ильхаму Алиеву.

Приветствовав в ходе...

21 июня 2024, 09:07
ДОКУМЕНТЫ Обращения 19 июня 2024
10:04
Участникам 29-го Заседания высокого уровня на тему «Дорога к COP29: устойчивое и прочное будущее», организованного Международным центром Низами Гянджеви

Уважаемые участники заседания,

Дорогие друзья,

Искренне приветствую вас по случаю открытия 29-го Заседания высокого уровня на тему «Путь к COP29:...

19 июня 2024, 10:04
НОВОСТИ Сообщения Пресс-Cлужбы 16 июня 2024
14:00
Премьер-министр Исламской Республики Пакистан Мухаммад Шахбаз Шариф позвонил Ильхаму Алиеву

16 июня премьер-министр Исламской Республики Пакистан Мухаммад Шахбаз Шариф позвонил Президенту Азербайджанской Республики Ильхаму...

16 июня 2024, 14:00