Ильхам Алиев принял участие в международной конференции в Баку на тему «Вдоль Среднего коридора: геополитика, безопасность и экономика»

25 ноября 2022, 10:00
Ильхам Алиев принял участие в международной конференции в Баку на тему «Вдоль Среднего коридора: геополитика, безопасность и экономика»

25 ноября в Баку, в Университете АДА состоялась международная конференция на тему «Вдоль Среднего коридора: геополитика, безопасность и экономика».

В открытии конференции принял участие Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев.

Ректор Университета АДА Хафиз Пашаев, объявив конференцию открытой, сказал:

-Ваше превосходительство, Президент Ильхам Алиев.

Уважаемые участники международной конференции.

Вот уже в третий раз Университет АДА и Центр анализа международных отношений организуют совместную международную конференцию с участием Президента Ильхама Алиева, что является для нас честью. На этой конференции, которая служит важной платформой для обсуждения происходящих в регионе событий, особое внимание уделяется мирному строительству и реконструкции в поствоенный период. Звучащие в этом зале месседжи – ценные мысли для аналитиков и исследователей со всего мира, а также всемирно известных журналов и изданий.

Сегодня мы выражаем признательность Президенту Ильхаму Алиеву за то, что он уделил нам свое драгоценное время. На сей раз мы решили сконцентрировать основное внимание на очень важном на сегодняшний день для региона и уже назревшем вопросе Среднего коридора. Геостратегическое положение Азербайджана всегда привлекало внимание – со времен древнего Шелкового пути до современного периода, когда общенациональный лидер Гейдар Алиев, умело начертив новую энергетическую карту большой Евразии, с успехом создал энергетические коридоры. Это было нелегко для страны, расположенной на стыке, как с торговой, так и политической точки зрения, потому что во всех основных вопросах, с которыми сталкивался регион, Азербайджан всегда оказывал сопротивление сторонам, пытавшимся диктовать ему условия, независимо от того, откуда эти попытки исходили.

Хочу сообщить вам, что в 2010 году Университет АДА совместно с институтами Центральной Азии-Кавказа Университета Джона Хопкинса издал исследование о том, как превратить Азербайджан и Каспийский регион в транспортный хаб континента. Взгляд на долгую перспективу и неустанные усилия Президента Ильхама Алиева по созданию лучшей синергии между Азией и Европой через Азербайджан и Каспийский регион внесли существенный вклад в достижение этой цели. 44-дневная Отечественная война, которую вел Азербайджан, и освобождение оккупированных земель создали новые возможности для региональных транспортных коридоров, в том числе Зангезурского коридора, и связанных с этим ряда других инициатив. Мы твердо верим, что сегодняшние и завтрашние обсуждения еще больше продвинут региональную транспортную и коммуникационную повестку дня, принесут в регион более устойчивый мир. Разрешите выразить всем международным экспертам признательность за участие в этих обсуждениях.

А сейчас, выражая Президенту Алиеву глубокую признательность за отведенное нам драгоценное время, передаю слово Его превосходительству. Пожалуйста, господин Президент.

Глава государства выступил на конференции.

Выступление Президента Ильхама Алиева

-Большое спасибо. Прежде всего, хочу поблагодарить наших гостей, международных экспертов за то, что они здесь вместе с нами. Выражаю также особую признательность Университету АДА за организацию этого важного мероприятия для обсуждения столь значимых вопросов. Как сказал господин Пашаев, за последнее время мы уже в третий раз собираемся здесь. Считаю, что обсуждения, которые мы провели ранее и которые проведем на сей раз, помогут нам лучше понять реалии региона, планы Азербайджана, а также наши взаимные связи в регионе. Тема сегодняшнего дня посвящена вопросу Среднего коридора. Однако, узнав, как называется нынешняя конференция – «Геополитика, безопасность и экономика», – я понял, что с этой точки зрения тема будет охватывать более широкий контекст, и это естественно, так как для реализации такого крупномасштабного проекта, как Средний коридор, конечно же, необходимо обсудить вопросы безопасности и экономической состоятельности. Конечно, без безопасности и экономического потенциала невозможно будет добиться полноценной сдачи в эксплуатацию Среднего коридора, который принесет пользу всем странам региона. Естественно, одним из важных элементов для реализации широкомасштабного проекта является стабильность. В Азербайджане уже много лет господствует стабильность, что является одним из основных факторов нашего экономического развития. Роль, которую сегодня Азербайджан играет на международной арене, стала возможной в том числе и благодаря нашей внутренней политике, так как мощная экономика, политическая, экономическая стабильность и прогнозируемость политики нашего правительства – все эти факторы, наряду с налаживанием мостов и более тесных отношений как можно с большим числом стран, привели к нынешним реалиям. Поэтому политическая стабильность, безопасность, экономика – все эти факторы очень важны. Наряду с этим, важно и то, что делается внутри каждой из стран, являющихся частью Среднего коридора. Иными словами, важно и то, на каком уровне они выполняют домашнее задание по созданию физической транспортной и логистической инфраструктуры.

География Азербайджана хорошо известна. У нас нет выхода к открытому морю, океанам. Поэтому нам надо было очень напряженно работать для достижения цели, будь то энергетические или транспортные проекты. В тоже время преимущество нашего географического положения в том, что мы расположены между Европой и Азией. По существу, мы находимся между двумя частями света, что позволяет нам играть важную роль в вопросах коммуникаций. Однако наличие физической инфраструктуры было важнейшим вопросом, и мы на протяжении долгих лет вкладывали инвестиции в этот сектор. А теперь, глядя на наше железнодорожное сообщение, дорожную инфраструктуру, мы видим что в Азербайджане все готово. Пять лет назад мы вместе с партнерами объявили об открытии железнодорожного проекта Баку-Тбилиси-Карс. А сейчас, видя возрастающие объемы грузов, проходящих через нашу страну, мы приступили к инвестированию расширения грузинского участка Баку-Тбилиси-Карс. Этот проект обойдется нам в более чем 100 миллионов долларов США, и мы планируем завершить его за год или, может быть, полтора года. Кроме того, другие транспортные проекты, такие, как Север-Юг, прибавят синергии коридору Восток-Запад. Азербайджан является участником обоих коридоров, большая часть транспортной и логистической инфраструктуры, связанной с этими коридорами, в Азербайджане готова. Что мы сейчас делаем? Мы проводим модернизацию. Строим новые железные дороги для увеличения скорости поездов, товарных составов. Одновременно мы вкладываем инвестиции в транспортную инфраструктуру, в частности, инфраструктуру воздушных грузоперевозок.

Наш морской торговый порт, являющийся относительно новым элементом транспортно-коммуникационных проектов, будет расширен с 15 миллионов до 25 миллионов тонн, так как в этом есть необходимость, в мире сложилась новая геополитическая ситуация и возникла необходимость в перевозке большего объема грузов через Азербайджан. Мы также находимся в процессе завершения проектов аэропортов. После того, как будет готов Лачинский аэропорт – третий на освобожденных от оккупации территориях, количество международных аэропортов в Азербайджане достигнет девяти. Конечно, это делается не только для пассажироперевозок, но и для грузоперевозок. Таким образом, мы ожидаем стремительного роста грузоперевозок через территорию Азербайджана, и мы к этому готовы.

Если добавить к этому наш потенциал, связанный с наличием в Баку инфраструктуры судоходства и новых судостроительных заводов, то мы, конечно, увидим достижение того, что наметили. Безусловно, для транспортировки грузов с восточного побережья Каспийского моря через территорию Азербайджана нами понадобятся новые танкеры, паромы и грузовые суда.

На этом я, наверное, завершу вступительное слово, чтобы осталось больше времени для обсуждений. Еще раз добро пожаловать. Знаю, что вы совершите поездку в один из освобожденных городов – Агдам. Благодарю вас за это. Вы своими глазами увидите последствия тридцатилетней армянской оккупации. Благодарю.

Х Х Х

Затем Президент Ильхам Алиев ответил на вопросы участников конференции.

Бывший посол Соединенных Штатов Америки в Азербайджане, член правления Джеймстаунского фонда Мэтью Брайза:

-Здравствуйте, господин Президент. Мэтью Брайза из США. Как обстоят дела с Туркменистаном с точки зрения коридора Восток-Запад или Среднего коридора, в частности, в связи с энергетикой? Возможно, туркменский газ будет поступать сюда посредством свопов через территорию Ирана, и на какой стадии находится данный вопрос в связи с Турцией, где идут интенсивные обсуждения по привлечению частных компаний к транзиту газа по территории этой страны? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Конечно, мы занимаемся этим вопросом, рассматривая широкие перспективы сотрудничества. Считаю, что маршруты транспортировки углеводородов, которые уже функционируют, дадут возможность всем странам Каспийского региона стать более интегрированными. Наше сотрудничество с Туркменистаном имеет долгую историю. Сегодня Азербайджан предоставляет значительные возможности для транзита грузов из Туркменистана, а в морском торговом порту Алят мы выделили отдельный участок для грузов из этой страны. Мы начали своп-операции с Туркменгазом. Причина этого заключается в том, что сегодня в нашей промышленности наблюдается рост и есть большая потребность в дополнительных объемах газа. Промышленность растет, увеличивается численность населения. Сейчас мы активно занимаемся реконструкцией Карабаха и Восточного Зангезура, поэтому, конечно, потребность в природном газе возрастет. Что надо сделать? Мы будем продолжать сотрудничество с иностранными нефтяными компаниями, планирующими увеличить добычу газа на действующих и новых месторождениях, которые будут сданы в эксплуатацию со следующего года. В частности, со следующего года начнется добыча на крупном газоконденсатном месторождении «Абшерон». Добыча в рамках первой фазы составит 1,5 миллиарда кубометров и, конечно, есть потенциал для ее увеличения в несколько раз.

В то же время мы должны расширить совершенно новую систему действующих трубопроводов. Два года назад мы завершили строительство Трансадриатического трубопровода, являющегося заключительным сегментом Южного газового коридора. Однако уже сегодня мы видим потребность в увеличении объема вдвое – с 10 миллиардов до 20 миллиардов кубометров. Для этого, конечно, потребуются консолидированная позиция и инвестиции всех владельцев долей. В ТАР Азербайджан владеет всего лишь 20-процентной долей. Поэтому надеемся, что мы с партнерами достигнем этого, а также расширения TANAP с 16 миллиардов до 32 миллиардов кубометров, так как мощности TANAP, можно сказать, почти полностью загружены. Конечно, все это потребует дополнительных инвестиций. Для этого у нас, разумеется, должны быть договоренности с турецкими коллегами о транзите. Без этого невозможно будет обеспечить возрастающие потребности европейских, а также турецких потребителей.

Сегодня есть возможность, не теряя времени, задействовать Трансбалканский трубопровод, особенно учитывая открытие в прошлом месяце интерконнектора между Грецией и Болгарией. Мы готовы. Пропускная способность данного трубопровода составляет 3 миллиарда кубометра. Таким образом, мы готовы, возможно, в течение месяца обеспечить поставки необходимых объемов. Но для этого у нас должны быть транзитное соглашение с Турцией. К сожалению, пока мы не достигли этого этапа. Переговоры продолжаются. Они занимают больше времени, чем мы ожидали. Надеемся, что мы достигнем этого соглашения, так как если мы не достигнем его по каким-то причинам, то все наши планы, связанные с поставкой дополнительных объемов газа в Турцию и Европу, окажутся под угрозой.

Как вам известно, в июле нынешнего года мы подписали с Европейской комиссией Меморандум о взаимопонимании для увеличения поставок вдвое, и для этого есть потенциал. Так как, во-первых, есть новые месторождения газа, которые мы планируем сдать в эксплуатацию в последующие годы. Я упомянул «Абшерон». Могу назвать месторождения «Умид», «Бабек», могу назвать «Асиман», «Шафаг» и многие другие. Во-вторых, в нашей энергетической компании SOCAR проведены серьезные реформы. Новое корпоративное руководство, прозрачность и рациональность позволят нам сэкономить дополнительные объемы газа. А еще начатые нами вместе с международными инвесторами проекты, связанные с возобновляемыми источниками энергии. Два проекта уже реализуются. Наверное, до конца следующего года мы получим 470 мегаватт ветряной и солнечной энергии. Вдобавок солнечная электростанция мощностью 230 мегаватт в Джебраиле позволит получать дополнительные объемы. Иными словами, мы сможем полностью выполнить Меморандум о взаимопонимании, подписанный нами в июле с Европейской комиссией. Но для этого мы должны завершить договоренности с турецкими друзьями. Надеюсь, что это произойдет в скором времени.

Исполнительный директор Пакистанского исследовательского центра для сообщества с общим будущим Халид Таймур Акрам:

- Господин Президент, прежде всего, благодарю Вас за приглашение. Я здесь уже в третий раз. За последние полтора года мы стали свидетелями очень интенсивных дипломатических усилий с Вашей стороны в направлении Центральной Азии, Пакистана и других азиатских стран. Вы также посетили Самарканд. За последние полтора года Вы участвовали практически во всех региональных платформах. Прежде чем перейти к вопросу, я хотел бы сначала поблагодарить Вас за освобождение импорта пакистанского риса от всех видов пошлин на пять лет. Мы очень благодарны за это. Ваш жест был очень положительно встречен с точки зрения развития торговли между Пакистаном и Азербайджаном. А сейчас я хотел бы спросить Вас. Вы побывали с визитами во всех странах Центральной Азии и других азиатских странах, а также странах Европейского Союза. Как вы думаете, будет ли в будущем реализована идея объединения Южной Азии, Центральной Азии с Азербайджаном? На Ваш взгляд, создадут ли в будущем Иран и Армения какие-то проблемы или вынуждены будут согласиться с тем, что делают страны региона? Потому что все эти страны прилагают много усилий, и мы стали свидетелями Ваших визитов и переговоров с мировыми лидерами, в частности, с лидерами стран региона. Мы хотели бы знать Ваше мнение по этому поводу.

Президент Ильхам Алиев: За последние несколько месяца я дважды встречался с премьер-министром Пакистана Шахбазом Шарифом, и мы широко обсудили повестку наших двусторонних отношений, повестку дружбы и братства. Мы признательны Пакистану за постоянную поддержку в вопросе армяно-азербайджанских отношений. И в период оккупации, и во время войны, и после освобождения территорий Пакистан всегда был рядом с нами, и эта политическая и моральная поддержка высоко ценится азербайджанским народом. Мы также обсудили с премьер-министром пути укрепления экономических и торговых связей, и это отражено в упомянутом вами решении, конкретных правилах для импорта пакистанского риса. Потому что мы решили предпринять этот шаг в целях стимулирования роста взаимной торговли, и, как мы обсуждали с премьером-министром, нам надо подумать, какие товары мы можем поставлять друг другу. Зачем нам покупать рис у других, если мы можем приобрести качественный рис у братской страны? Таким образом, очевидно, что это решение основано на наших братских связях.

Что касается моих контактов с другими лидерами региона, то, да, они очень динамичные. Особенно сейчас, после пандемии, когда международные поездки снова стали частью нашей жизни, я неоднократно совершал визиты в страны Центральной Азии. С апреля этого года я трижды посещал Узбекистан, это были официальные визиты и визиты в рамках международных мероприятий. Я посетил Кыргызстан с государственным визитом. В августе этого года Президент Казахстана находился с официальным визитом в Азербайджане. До этого я совершил визит в Туркменистан и планирую в следующем году посетить Таджикистан. Я получил приглашение от Президента. Кроме того, в рамках международных мероприятий мы всегда находим время, чтобы пообщаться. Потому что происходит много событий, и мы должны быть к этому готовы.

Выступая на саммите Организации тюркских государств, я затронул вопрос безопасности. Потому что сегодня вопрос безопасности, пожалуй, важнее, чем когда-либо. Страны, которые имеют традиционные связи, должны рассматривать этот вопрос в двусторонней или многосторонней плоскости - какую поддержку они могут оказать друг другу. Потому что мир изменился, международное право не работает или работает избирательно. Если у вас есть сила, мощная армия, хорошие союзники, то вы можете чувствовать себя в безопасности. Поэтому я думаю, что реализуемые нами коммуникационные проекты еще больше укрепят региональную безопасность и стабильность, и есть большие возможности для их реализации.

Что касается нас, все транспортные проекты в Азербайджане – будь то коридоры Восток-Запад, Север-Юг, железные дороги или магистрали, аэропорты, флот или морской порт - все готово. Такой же уровень подготовки должен быть во всех странах, расположенных вдоль маршрута коридора. Но так ли это? Нет. Но мы видим положительную динамику. К примеру, на одном из международных мероприятий, в котором я участвовал совсем недавно, было подписано соглашение о строительстве железной дороги между Китаем, Кыргызстаном и Узбекистаном. Этот проект долгие годы был заморожен. А сейчас все понимают, что есть необходимость транспортировки грузов в каспийском направлении, широкого использования транскаспийских возможностей. Поэтому этот проект, финансируемый, насколько мне известно, Китаем, способен внести значительный вклад в перевозки.

У нас прекрасные отношения с Пакистаном. Я знаю, что пакистанский порт Гвадар становится крупным международным узлом. Соединить порт Гвадар с нашей инфраструктурой несложно. Нам просто нужно надлежащим образом решить тарифный вопрос, правовые рамки, для регулирования мы нуждаемся в координации и командной работе. Например, мы запустили трехсторонний формат активного сотрудничества между Азербайджаном, Турцией и Казахстаном. Первая встреча министров иностранных дел и транспорта состоялась несколько месяцев назад. Сегодня проходит вторая встреча, на которую приглашена соседняя Грузия. Это будет встреча четырех стран, так как мы взаимосвязаны друг с другом и нуждаемся в единой политике. Потому что, если какая-либо страна попытается достичь больше того, на что она способна, то у нее это не получится.

Что еще мы сделали? Мы объединили усилия наших транспортных компаний. Потому что раньше у этих компаний была определенная корпоративная политика. Я имею в виду азербайджанские железные дороги, морской порт, Каспийское морское пароходство и некоторые другие. Сейчас у нас полная координация. Этот процесс координирует Министерство цифрового развития и транспорта. Таким образом, в Азербайджане будет единое окно, что позволит минимизировать бюрократию, упростит работу компаний, желающих воспользоваться этим маршрутом. Конечно же, эффективность наших транспортных компаний. Мы представили критерии корпоративного управления во всех транспортных компаниях. Это уже дает результаты. Вы спросили, могут ли Иран или Армения воспрепятствовать этому процессу. Я так не думаю. Во-первых, у Армении нет ни географических, ни других возможностей или преимуществ в регионе. Эта страна находится фактически в тупике, через Армению не проходит ни один транспортный маршрут. Их транспортная сеть устарела и не принадлежит им. Их железные дороги принадлежат компании «Российские железные дороги». Фактически мы ведем переговоры о Зангезурском коридоре не с Арменией, а с Россией. Потому что Армения - зависимая страна. Ее независимость очень символическая. Поэтому мы не хотим тратить время на переговоры с ними и ведем переговоры с Россией. К слову, мы обсудили Зангезурский коридор во время моих последних контактов с российскими официальными лицами. Не думаю, что Армения способна блокировать этот коридор. Что касается Ирана, то считаю, что он тоже не будет этого делать, учитывая его заинтересованность в региональных коммуникационных проектах, потому что эти проекты не направлены против кого-либо, а, наоборот, только на пользу всем. Таким образом, если нам удастся создать платформу для искреннего и взаимовыгодного сотрудничества со всеми участниками, то это сработает. Если нет, то, возможно, это сработает частично. Так что это, конечно, будет зависеть от степени взаимодействия с нашими партнерами. Но Азербайджан, будучи географическим центром этого проекта и, как я уже отмечал, страной с налаженной инфраструктурой и хорошими связями с различными международными игроками, понимает эту ответственность. Мы сделаем все возможное, чтобы развивать этот проект.

Бывший член Европейского парламента и председатель делегации Европейского парламента по связям с Азербайджаном Саджджад Карим:

- Господин Президент, большое спасибо. Позвольте мне еще раз поблагодарить Вас за то, что уделили нам время. Без преувеличения, этот диалог очень полезен для всех, кто занимается связями с Азербайджаном. Позвольте, прежде всего, поздравить Вас с решением открыть посольство в Тель-Авиве. Как член Консервативной партии Великобритании, страны, которая поддерживает Ваше решение, я приветствую его. Господин Президент, процессы после освобождения земель отражают Ваше видение, по-видимому, не только для Азербайджана, но и для всего Южного Кавказа. Мой вопрос больше связан с цифровыми коммуникациями, с тем, как это отражается на ваших общих планах не только для Азербайджана, освобожденных территорий, но и для Южного Кавказа. На наш взгляд, на глобальном уровне параллельно развиваются три разных версии защиты данных: американская модель, европейская модель и китайская модель. Какую роль, по-Вашему, играет Азербайджан в деле защиты данных? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Решение об открытии посольства в Израиле и представительства Азербайджана в Палестине основано на наших национальных интересах, отражает долгосрочное сотрудничество с Израилем и Палестиной. Уверен, что это решение будет служить делу упрочения мира и фактически является оформлением нашего длительного и очень плодотворного сотрудничества с этими государствами. Я благодарю вас за поддержку этого решения, потому что, как мы отчетливо понимаем, не все страны региона рады этому. Но наша цель не в том, чтобы сделать счастливыми тех, у кого есть определенные стереотипы. Наша цель - сделать счастливым наш народ, делать то, что правильно для Азербайджана, и мы это делаем.

Что касается вопроса цифровых коммуникаций, да, мы понимаем тенденции современного мира. К слову, наше решение переименовать Министерство транспорта, связи и высоких технологий в Министерство цифрового развития и транспорта являлось отражением реалий. Потому что сейчас это один из важнейших элементов развития и безопасности. Мне, возможно, трудно сказать, какую модель мы выбрали. Думаю, что эксперты и специалисты проконсультируют меня по данному вопросу, потому что я не специалист в этой области. Но мы по-прежнему будем делать выбор, основываясь на передовом опыте, передовых технологиях и лучшей защите. Мы должны заниматься кибербезопасностью, потому что мы видим, что все больше и больше стран, даже с более современными технологиями, чем наши, становятся уязвимыми для кибератак. Поэтому, безусловно, мы будем серьезно заниматься этим вопросом.

Что касается вашего мнения относительно освобожденных территорий, то хотел бы сказать, что мы используем на освобожденных территориях новейшие технологии. Когда два года назад, сразу после окончания войны, я сказал: «Мы восстановим Карабах и продемонстрируем хороший пример реконструкции», то имел в виду именно это. Теперь это претворяется в жизнь. Мы строим и реконструируем наши города и села на основе платформы смарт-технологий. Первое село Агалы уже заселено. Любой посетивший его сможет увидеть, какой будет модель восстановления Карабаха. Это не должно быть только своего рода демонстрацией нашего морального долга перед бывшими вынужденными переселенцами, которые в течение 30 лет страдали от армянской оккупации, заслужили достойную жизнь и полную защиту, в то же время мы считаем восстановление Карабаха и Зангезура примером для всей страны. Тогда мы, возможно, уже сейчас будем постепенно переходить к технологической практике, а также к административному управлению. Потому что административные структуры на освобожденных территориях у нас отличаются от тех, которые действуют в других местах страны. Институт специального представителя президента уже создан на трех территориях и доказал свою эффективность. Таким образом, мы тестируем не только модель технологического развития, но и модель управления. Поэтому мы будем очень внимательно и настойчиво подходить к цифровому развитию, делая лучший выбор, который подходит для нашего народа.

Директор египетского Центра политических и медиа исследований Аль-Хевар Ахмед Тахер:

- Ваше превосходительство, большое спасибо за участие в этой встрече. Вы принимали участие во встрече Лиги арабских государств в Алжире. Мы с удовольствием слушали Ваше выступление. Вы подчеркнули, что Азербайджан и арабские страны имеют глубокие связи. Мой вопрос: каким Вы, в целом, видите будущее отношений между Азербайджаном и арабскими странами, особенно Египтом? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Для меня было большой честью быть приглашенным принять участие в саммите Лиги арабских государств. Я воспринимаю это как пример дружбы и уважения. В начале этого года я принял генерального секретаря Лиги арабских государств господина Абул Гейта, и мы обсудили наше будущее сотрудничество. В настоящее время мы также проводим обсуждения и, возможно, осуществим идею открытия представительства Лиги арабских государств в Баку. Мы готовы взять на себя создание всех необходимых условий и поддержать процесс, поскольку это будет олицетворять суть нашего сотрудничества.

Мы благодарны государствам-членам Лиги арабских государств за постоянную поддержку, которую они оказывают Азербайджану в рамках Движения неприсоединения и Организации исламского сотрудничества. В период оккупации и во время освобождения территорий от оккупации был принят ряд резолюций, поддерживающих нас и осуждающих оккупационную политику Армении. Мы видим в этом наглядный пример этой поддержки. Мы также активно работаем над укреплением солидарности между государствами-членами Организации исламского сотрудничества. Мы организовали здесь ряд международных мероприятий. Во время пандемии мы оказали финансовую помощь и гуманитарную поддержку более чем 80 странам, включая страны Лиги арабских государств, Организации исламского сотрудничества.

Мы знаем, что потенциал огромен. Но мы должны определить основные направления экономического сотрудничества. Что касается политических отношений, тут все ясно. Мы друзья. Мое участие в саммите является очередным свидетельством этого. Но наша деятельность в торговой и экономической сферах, безусловно, не может нас удовлетворить.

Что касается отношений с Египтом, то они имеют хорошую историю. С первых лет независимости Азербайджана мы активно взаимодействуем в различных сферах, таких как политика, экономика, торговля и туризм. Я посетил с официальным визитом Египет. Президент Египта также находился с официальным визитом в Азербайджане несколько лет назад. Словом, у нашего сотрудничества есть и такой формат. На мой взгляд, потенциал этого сотрудничества действительно огромен. Спасибо.

Эксперт по энергетической безопасности Джон Робертс из Шотландии:

- Мой вопрос является продолжением вопроса Мэтью Брайзы. Насколько продвинулись ваши переговоры с BP по разработке глубоководной части месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» и увеличению добычи на «Шахденизе»? Я, возможно, перегибаю палку, но хочу задать Вам еще один вопрос: что мешает Вам спать по ночам?

Президент Ильхам Алиев: Ночью я сплю спокойно и не просыпаюсь. Нет, это действительно так. Это правда. У меня нет причин просыпаться по ночам. Особенно сейчас, когда Азербайджан уже более двух лет живет в такой мирной обстановке. Уже нет бремени оккупации. Нет риска эскалации. Возможно, вы слышали, что во время оккупации высокопоставленные армянские чиновники угрожали нам “новой войной за новые территории”. Это слова бывшего министра обороны Армении, который в настоящее время находится под арестом по указанию господина Пашиняна. Однако эти слова были открытой угрозой Азербайджану. Звучали и другие высокомерные высказывания о том, что, если начнется война, то армянские танки будут на улицах Баку. На самом деле эти хвастливые комментарии стали реальностью. Армянские танки оказались на улицах Баку, но в качестве трофеев на военном параде. А теперь они находятся в Парке трофеев. После такой грандиозной победы у меня нет причин, чтобы не спать.

Что касается наших планов с BP, то, конечно, мы продолжаем наше сотрудничество. BP является стратегическим инвестором в Азербайджане и, как известно, оператором «Азери-Чираг-Гюнешли» и «Шахдениз». У компании есть планы по расширению своей деятельности. Такие проекты, как глубоководный газ с «Азери-Чираг-Гюнешли», сейчас нужны как никогда раньше. Я знаю, что переговоры между BP и SOCAR по этому проекту продвигаются очень успешно. В предыдущие периоды были определенные задержки из-за недопонимания между руководством SOCAR и официальными лицами правительства Азербайджана. Но теперь все предельно ясно. На рынке есть потребность в газе, и пришло время использовать этот огромный потенциал, так как глубоководная часть «Азери-Чираг-Гюнешли» - это действительно отдельное крупное газовое месторождение. Вы также знаете об участии энергетических компаний в переходе на “зеленую энергию”.

BP также руководит этим процессом, и их решение инвестировать в солнечную электростанцию в освобожденном Джебраиле заслуживает высокой оценки. Это свидетельствует не только о том, что они стоят во главе процесса ведущих международных компаний, проявляющих интерес к возобновляемым источникам энергии в Азербайджане. Для нас также особое значение имеет выбор ими территории, освобожденной от оккупации. Поэтому мы очень благодарны за это.

Солнечная электростанция мощностью 230 мегаватт станет первым объектом возобновляемой энергии на освобожденных территориях. Мы уже провели предварительный точный анализ потенциала энергии Карабаха и Восточного Зангезура. Так, потенциал солнечной и ветровой энергии составляет как минимум 9200 мегаватт. Минимальный гидроэнергетический потенциал составляет 600 мегаватт. На освобожденных территориях будет построено более 30 гидроэлектростанций средней и малой мощности. Пять из них уже введены в эксплуатацию. Это действительно большой потенциал. Как я уже сказал в начале, если мы будем производить больше энергии из возобновляемых источников, то сможем экспортировать больше газа на международные рынки. В этом случае выигрывает каждая из сторон. Я уверен, что другие крупные энергетические компании также обратят свое внимание на потенциал Каспийского моря, поскольку Каспий является вторым по потенциалу ветроэнергии после Северного моря. Конечно же, энергетические компании последуют BP и обратят свое внимание на имеющие огромный ветропотенциал Кяльбаджара, Лачина и, возможно, самого солнечного места в нашей стране - Джебраила.

Директор Центра ближневосточных исследований Турции (ORSAM) Ахмет Уйсал:

- Спасибо, господин Президент. Я вижу, что в последнее время Азербайджан демонстрирует хорошую дипломатическую активность в сфере энергетики, безопасности, а также в рамках Организации тюркских государств. Что Вы можете сказать об активности Азербайджана в Африке, странах третьего мира, в том числе Восточной Азии? Спасибо. Также не могли бы Вы сказать несколько слов об азербайджано-турецких отношениях. Мы должны укреплять и расширять наши связи в будущем. Было бы интересно Ваше мнение по этому поводу.

Президент Ильхам Алиев: Если я начну говорить об азербайджано-турецких отношениях, то нам понадобится несколько дней. Наши позиции абсолютно ясны. Мы братья и друзья. Мы - союзники. В прошлом году в Шуше мы оформили достигнутые результаты. Мы официально стали союзниками, подписав Декларацию о союзничестве. Еще раз заявляю, что это было оформлением реальности, потому что на протяжении многих лет Азербайджан и Турция действуют как союзники. Мы высоко ценим этот уровень сотрудничества, партнерства и братства. Я абсолютно уверен, что наше сотрудничество во всех сферах будет только укрепляться, и это важный фактор региональной стабильности. Потому что сотрудничество между Турцией и Азербайджаном и наша совместная деятельность направлены на укрепление стабильности в регионе. Этот фактор должен учитываться всеми. Потому что обе страны объединяют свой потенциал, и вместе мы сильнее, чем порознь. Это очевидно. Потенциал Турции тоже растет. Растет и потенциал Азербайджана. Растет не только экономическая и промышленная, но и военная мощь. Сегодня мир видит, что это фактор номер один для каждой страны. Если у вас нет сильных Вооруженных сил, вам, вероятно, будет очень сложно в тяжелые периоды.

Итак, инвестиции в оборонную инфраструктуру, общие инициативы, совместные военные учения. В течение года мы с Турцией провели более 10 совместных военных учений. Они были организованы как в Турции, так и в Азербайджане. Это важный фактор региональной стабильности и нашей безопасности. Все, кто вынашивает враждебные планы против Азербайджана или Турции, должны знать, что турецкая армия – это не только турецкая армия, но и наша армия, а наша армия – не только наша армия, но и турецкая армия. Те, кто планирует провокации на нашей границе, те, кто пытается запугать нас, никогда не должны забывать об этом.

Что касается африканских стран, то в настоящее время мы более активно работаем со странами африканского континента. Решение об открытии посольства в Израиле и представительства в Палестине было принято совместно с решением об открытии посольства в Албании и африканской стране - Кении. У нас есть посол в Африканском союзе. Он также является послом в Эфиопии. С тех пор, как мы начали председательствовать в Движении неприсоединения в 2019 году, наше взаимодействие стало более динамичным. На саммите организации в Азербайджане я заявил, что мы будем защищать национальные интересы государств-членов, справедливость и международное право. Единогласное решение 120 стран о продлении нашего председательства до 2023 года является знаком поддержки и уважения, которые эти страны, в том числе африканские государства, проявляют к нам.

Как я уже отметил, во время пандемии мы оказали помощь более чем 80 странам. Большинство из них - страны африканского континента. В то же время мы оказали дополнительную помощь африканским странам в размере 10 миллионов долларов США по линии Всемирной организации здравоохранения. Считаю, что они тоже понимают, что Азербайджан – их друг. Поэтому тот факт, что нас поддерживают в Движении неприсоединения – и, кстати, мы планируем организовать очередной саммит весной следующего года в Азербайджане, – демонстрирует, что для этого есть большой потенциал.

Главный аналитик Центра европейской политики Аманда Пол:

-Доброе утро, господин Президент. Прошу Вас подробнее рассказать о ваших отношениях с Европейским Союзом. Каковы приоритетные сферы? Какой Вам представляется посредническая роль Европейского Союза, в частности, Шарля Мишеля, в отношениях с Арменией? Второй вопрос также связан с Европейским Союзом. Недавно, летом, Вы участвовали в открытии Саммита «Европейского политического сообщества» в Праге. Что Вы думаете об этой новой политической инициативе, потому что для многих она все еще не ясна. И последнее. Каким Вы видите будущее Восточного партнерства? Имеет ли оно будущее, или это уже мертвая структура?

Президент Ильхам Алиев: Вы задали много важных вопросов. Постараюсь ответить на все. Во-первых, наши связи с Европейским Союзом. Это – один из приоритетов нашей внешней политики, и я неоднократно говорил об этом в своих выступлениях. Мы считаем Европейский Союз очень важным партнером. Сейчас мы находимся на заключительной стадии консультаций по новому соглашению. Оно готово, можно сказать, на 90 процентов, осталось несколько нерешенных вопросов. Однако считаю, что, проявив взаимную добрую волю, мы сможем добиться этого и подписать очень важный документ с Европейским Союзом. Как вам известно, Азербайджан не присоединился к ассоциативному формату. В отличие от некоторых других стран Восточного партнерства, мы не подписали ассоциативное соглашение. Мы отдали предпочтение двустороннему формату. Что касается Восточного партнерства, то мы с самого начала поддержали эту инициативу. Но наша позиция была четкой, мы рассматриваем его как один из элементов нашего сотрудничества с Европейским Союзом, а не как платформу сотрудничества с другими странами-членами.

Все шесть государств-членов Восточного партнерства имеют разные геополитические приоритеты, разную географию и находятся в разном положении. Два из них – Азербайджан и Армения - находились в состоянии войны. Что касается будущего Восточного партнерства, то, честно говоря, я не особо оптимистичен. Недавно я принял большую группу европейских представителей, которые посетили нашу страну и Армению, и мы обсудили наши будущие идеи. Поэтому считаю, что любая инициатива хороша ко времени. Восточное партнерство, если я не ошибаюсь, началось в 2009 году, прошло уже почти 15 лет.

Если вы обратите внимание на эти шесть стран Восточного партнерства, то увидите еще большие различия между ними, чем прежде. Так не должно продолжаться. Платформа Европейского политического сообщества - новая. Мы были приглашены, и я принял там активное участие. Я был доволен тем, как все было организовано. Считаю, что она была организована очень профессионально. Там была возможность провести очень искренние дискуссии и рассмотреть важные вопросы. Так что, как платформа, я думаю, она была успешной. Что касается ее будущего, то могу сказать, что встреча в Праге создала у меня такое впечатление, что даже инициаторы этой платформы не знают, каким будет ее будущее. Считаю, что процесс продолжается, и это, наверное, естественно, так как нельзя ожидать, что все организовывается заранее, и у вас есть директивы о том, что будет дальше. Хорошо, что было принято решение о проведении этих саммитов раз в шесть месяцев. Считаю, что это хороший знак, потому что если бы это происходило раз в год, то, как вы знаете, приезжаете, встречаетесь, забываете, возвращаетесь домой, и все затихает. Так что встреча раз в шесть месяцев позволит иметь больше динамизма. Очередная встреча состоится в Молдове. Считаю проведение этой встречи в стране, не являющейся членом Европейского Союза, очень мудрым решением. Так что посмотрим. В любом случае мы рады приглашению, и если будем приглашены на следующий саммит, то конечно, будем участвовать.

Что касается посредничества Европейского Союза и лично господина Шарля Мишеля, то мы с самого начала поддержали это, потому что считали, что после, я бы сказал, «похорон» бывшей Минской группы должна быть какая-то платформа. Потому что нам нужен какой-то институт, который поможет нам и Армении прийти к определенному соглашению. Так что инициатива президента Мишеля была своевременной. Как вам известно, мы провели несколько раундов встреч в Брюсселе, и, я думаю, все они были успешными, так как после встречи мы приняли заявление, и это фактически помогло сформулировать формат урегулирования. После Второй Карабахской войны в Армении были определенные иллюзии, что они будут продолжать говорить с нами о Карабахе. А мы с самого начала говорили, что это абсолютно невозможно. Мы не собираемся говорить о Карабахе ни с одной страной, ни с одной международной организацией. Карабахский конфликт разрешен, это наша территория, признанная всеми, и это наше внутреннее дело.

Таким образом, нам требовалось придать этому формальный характер. Это и произошло. Если вы посмотрите коммюнике, принятое на Пражском саммите, то увидите, что Армения впервые официально признала территориальную целостность и суверенитет Азербайджана, что означает суверенитет Азербайджана над Карабахом. В Пражском заявлении также есть ссылка на Алма-Атинскую декларацию 1991 года, которая оформила административные границы бывших советских республик, а это означает, что ни о каких спекуляциях о каком-то статусе для армян Карабаха не может быть и речи. Так что, возвращаясь к формату Европейского Союза, это было важно, потому что благодаря взаимодействиям в Брюсселе мы договорились о том, что разделяем эти два направления. Одно – переговоры по армяно-азербайджанскому мирному соглашению, а второе – наши переговоры, связанные с решением двух вопросов с представителями армянского меньшинства в Карабахе – их права и безопасность. Это было согласовано, поэтому хочу сказать, что это мероприятие было результативным. А формат встречи в Праге был несколько иным, потому что к нашей группе присоединился Президент Франции Макрон, и на этом я бы закончил свой комментарий. Но, повторю, итоги Пражской встречи были для нас успешными, потому что Армения признала суверенитет и территориальную целостность Азербайджана.

Могу сообщить вам еще одну информацию, которая еще не была обнародована, но, наверное, будет. Совсем скоро – 7 декабря - должна была состояться встреча в Брюсселе, так как на последней встрече мы договорились встретиться в ноябре, но потом у нас была встреча в Сочи, организованная Президентом Путиным в конце октября. Однако вчера Хикмет Гаджиев сообщил мне, что с ним связались из офиса президента Шарля Мишеля. Они сказали, что премьер-министр Пашинян согласился на встречу при одном условии, что в ней должен участвовать и Президент Макрон. Конечно, это означает, что эта встреча не состоится из-за того, что произошло после Праги. Пражская встреча состоялась 6 октября. А менее чем через неделю Президент Макрон в своем интервью совершил нападки на Азербайджан, обвинив нас в том, чего мы не совершали. Вслед за этим была принята совершенно неприемлемая и оскорбительная известная резолюция Сената Франции. Ожидается, что Национальная ассамблея Франции примет еще одну антиазербайджанскую резолюцию.

После этого Франция попыталась совершить нападки на нас на Саммите Франкофонии. Это абсолютно неприемлемо, потому что Франкофония является гуманитарной организацией и никогда не занималась подобными вопросами. У нас есть первоначальный текст данного документа французско-армянского тандема, полного инсинуаций, обвинений и оскорблений. Но у нас есть друзья не только в Движении неприсоединения, - некоторые из них, кстати, являются членами Франкофонии, - но и в Европе. Таким образом, эта антиазербайджанская резолюция фактически отменена. То есть они приняли что-то очень формальное. С учетом всего этого становится ясно, что в таких условиях Франция не может участвовать в мирных переговорах между Азербайджаном и Арменией. И не мы отстранили их от этого формата, а они сами, потому что ни Россия, ни Америка, ни другие сопредседатели бывшей Минской группы никогда официально, то есть в поствоенный период, не занимали чью-либо сторону, только Франция. Это означает, что 7 декабря Брюссельская встреча не состоится, и посмотрим, какая у нас будет альтернатива, кто станет посредником и где будет платформа. Считаю данное решение премьер-министра Армении попыткой сорвать мирный процесс, потому что они могли предположить, что мы выступим против этого. Ведь мирный процесс приведет к подписанию мирного соглашения, и им придется признать, что их ничего не связывает с Карабахом, и во всех документах, принятых в Сочи или Брюсселе, нет ни одного упоминания о Карабахе. Поэтому армянская сторона, вероятно, решила использовать старую тактику, к которой они прибегали во время оккупации, чтобы сделать этот процесс бесконечным, без какого-либо сценария, ориентированного на результат. Если это их выбор, то что мы можем поделать? Мы не можем заставить их подписать его. Это означает, что мирного соглашения не будет, означает, что мира не будет, но если нет мира, то что мы имеем?! Таким образом, считаю, что охватил все ваши вопросы.

Директор Центра мира и безопасности на Ближнем Востоке Гудзоновского института США Майкл Доран:

-Большое спасибо, господин Президент, очень рад и горд тем, что нахожусь здесь. Хочу спросить Вас о взаимоотношениях с азербайджанцами Ирана. Недавно Вы выступили с очень интересными заявлениями, в которых выражали заботу об азербайджанцах как внутри страны, так и за ее пределами. Вы также выступили с заявлениями о силе турецко-азербайджанских отношений. Я вижу сейчас как развивается союзничество между Турцией и Азербайджаном. Это может принести большую пользу азербайджанцам за рубежом, а также в моей стране. Не уверен, что руководители страны понимают это. Интересно, каким Вы видите развитие отношений с азербайджанцами за пределами страны? Во-вторых, меня удивили Ваши комментарии о том, что мирный процесс застопорился. Вы также сказали, что провели переговоры с Россией в связи с Зангезурским коридором. Можете ли Вы представить, что Зангезурский коридор будет действовать без мирного соглашения с Арменией, и что русские хотят получить взамен? Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Знаете, чтобы дать исчерпывающий ответ на ваш вопрос, я должен вернуться немного назад. Сразу после Второй Карабахской войны Азербайджан и Турция выступили за более широкое региональное сотрудничество, включая транспортные проекты, но не только это. Поэтому был представлен формат 3+3, в котором предполагалось участие Азербайджана, Армении, Грузии, то есть стран Южного Кавказа, и Турции, Ирана, России. Несмотря на то, что послевоенная ситуация привела к созданию Турецко-российского совместного мониторингового центра в Агдаме, что означало, что эти два государства региона будут играть роль в будущей региональной конфигурации, несмотря на то, что во время и после Второй Карабахской войны мы не видели никакой деятельности представителей Ирана, мы заявили, что нам нужен инклюзивный сценарий, поэтому были приглашены Иран и Грузия. У Грузии были оговорки, что они не будут участвовать в платформе, участницей которой является и Россия, из-за ситуации в сепаратистских областях Грузии. Иран заявил, что поддерживает этот формат, и мы, посчитав это добрым знаком, решили, что наконец-то соберемся вместе и решим важные вопросы, включая коридоры, потому что мы все заинтересованы в этих коридорах. Если вы посмотрите на карту, то увидите, что нам нужны дополнительные маршруты - особенно с учетом того, что мы говорили ранее о необходимости дополнительных объемов грузов.

Когда мы начали продвигать Зангезурский коридор, русско-украинская война еще не началась, и традиционный транзитный маршрут из Китая в Европу не был закрыт. Сейчас же ситуация изменилась, и маршруты через Каспий, а также через Зангезур приобретают особое значение. Так что это может быть беспроигрышной ситуацией для каждой страны, потому что часть этой железной дороги пойдет в Иран через город Джульфа, где есть железнодорожный узел между Ираном и азербайджанским эксклавом Нахчыван. Армения также будет задействована, таким образом, она получит железнодорожное сообщение с Ираном, которого у нее не было и никогда не будет. Из-за географии армяно-иранской границы и необходимости строительства туннелей стоимость этой железной дороги, возможно, составит как минимум 3-5 миллиардов долларов. Кто будет вкладывать инвестиции в этот проект? Никто. Единственный путь для Армении иметь железнодорожное сообщение с Ираном - через нас. Единственный путь для Армении установить железнодорожное сообщение с Россией - через нас. Потому что традиционный маршрут через сепаратистскую Абхазию закрыт, грузинское правительство не хочет его открывать, и это естественно. Мы это понимаем. Так что наличие этого коридора больше в интересах Армении, чем в наших интересах. Для связи с Турцией у нас есть железная дорога Баку-Тбилиси-Карс, морские порты Грузии, а для связи с Нахчываном - территория Ирана. Нахчыван имеет границу с Турцией. У нас может быть связь с Нахчываном через Грузию и Турцию. Поэтому, учитывая все эти преимущества, мы предложили формат 3+3. Конечно, у нас будет железнодорожное и автомобильное сообщение с Нахчываном. Но, к сожалению, все это остановилось, потому что последние шаги и действия некоторых официальных лиц Ирана совершенно непродуктивны. И мы не можем понять причину этого недовольства.

С одной стороны, все должны быть довольны тем, что длительный конфликт между Азербайджаном и Арменией завершился. Это означает, что будут обеспечены региональная стабильность и потенциальное сотрудничество. Мы не понимаем, какие могут быть геополитические причины для того, чтобы не радоваться этому. В период оккупации иранские военные никогда не проводили военных учений на территории, граничащей с оккупированной территорией Азербайджана. Они могли бы это делать. Под оккупацией находился 132-километровый участок азербайджанской границы, и это - граница между Азербайджаном и Ираном. Почему они не проводили военные учения на этой границе? Иранские официальные лица, в том числе очень высокопоставленные, заявляли, что территориальная целостность Армении - это красная линия для Ирана. Почему никто из них не говорил то же самое о нас? Наши территории находились под оккупацией 30 лет. Кто-нибудь слышал от иранских официальных лиц, что территориальная целостность Азербайджана является красной линией? Нет. Это вопросы, которые задает азербайджанский народ. Этот вопрос задаю не только я. Каждый азербайджанец, которому небезразлична судьба его страны, задает этот вопрос, и мы не можем получить ответ. Поэтому не мы являемся причиной происходящего сейчас между Ираном и Азербайджаном. Мы только отвечаем и будем отвечать на любые антиазербайджанские шаги, будь то на словах или на деле.

Нам также пришлось организовать военные учения на иранской границе, чтобы продемонстрировать, что мы их не боимся. Мы им говорим, что не боимся их. Мы сделаем все, чтобы защитить наш образ жизни, светское развитие Азербайджана, защитить азербайджанцев, в том числе азербайджанцев Ирана. Они - часть нашего народа.

Я могу привести другой пример. В Азербайджане функционируют 340 школ, где преподавание ведется на русском языке. Также в республике действуют 10 школ с преподаванием на грузинском языке. В Грузии, где проживает 200-300 тыс. азербайджанцев, есть 116 азербайджаноязычных школ. В Иране есть школы, где преподавание ведется на армянском языке, но нет школ, где уроки преподаются на азербайджанском языке. Как такое может быть? Если кто-то говорит, что это вмешательство во внутренние дела, то мы категорически отрицаем такие утверждения. Это не означает вмешательства во внутренние дела. Внешняя политика Азербайджана кристально ясна – мы никогда не вмешивались и не вмешиваемся во внутренние дела какого-либо государства. Но это часть общества, которая имеет такое же этническое происхождение, такой же язык и такие же ценности, что и мы. Как мы можем быть равнодушными к этому? Почему они не могут изучать свой язык в школах? Знаете, они теряют родной язык, проблема в этом. Мы поднимаем этот вопрос потому, что азербайджанский язык, на котором говорят азербайджанцы в Иране, теряет свою литературную составляющую, становится бытовым языком. Этот вопрос должен быть решен. И я поднимаю этот вопрос еще и потому, что это беспокоит нас.

Надеюсь, что проармянские действия иранского правительства не повредят слишком хрупкому миру. Думаю, что будет больше понимания необходимости учитывать чувства азербайджанцев и наши интересы. Я также хотел бы коснуться недавней ситуации, чтобы вы знали, что не мы ее создали. Я работал с тремя предыдущими президентами Ирана - президентом Хатами, президентом Ахмадинежадом и президентом Роухани. За все эти годы никогда не было ничего подобного тому, что происходит сейчас. Никогда в отношении Азербайджана не использовались слова ненависти и угрозы, на нашей границе не проводилось никаких военных учений, но за несколько месяцев было проведено два военных учения. Это означает, что не мы создаем эту ситуацию. Мы хотим, чтобы эта ситуация разрешилась как можно скорее. Мы хотим мира и дружественных отношений со всеми нашими соседями. В то же время мы всегда будем отстаивать свое достоинство, независимость, образ жизни и не позволим никакому иностранному актору навязывать свои стандарты и волю нашему правительству и народу.

Профессор Университета Юты (США) доктор Хакан Явуз:

-Благодарю, господин Президент. Хочу поздравить Вас по случаю освобождения оккупированных территорий, а также избавления азербайджанского народа от чувства стыда из-за событий тридцатилетней давности. Я побывал в Шуше, увидел разрушения, которым подвергся основной культурный центр. При этом там ничего не было построено. Интересно, что они делали на этих территориях на протяжении последних тридцати лет? Господин Президент, как ученый, Вы написали в 1985 году диссертацию на тему антивоенного движения в Великобритании. В ней Вы повествуете о социальной основе антивоенного движения в Великобритании. Хочу спросить у Вас, как у ученого по мирному движению, а не как у Президента, в чем Вы видите основную проблему на уровне общества для формирования мирного образа мышления в этом регионе, так как Вы совершенно справедливо отмечаете, что мир в определенной степени требует образа мышления и выражения своей позиции? Хочу узнать, в чем Вы видите проблему на уровне общества, препятствующую установлению регионального мира? Как ученый, считаю, что Азербайджан должен возглавить рабочую группу по подготовке учебника о регионе. Я прочитал некоторые учебники в Армении. Они очень негативны. Считаю, что важны и дороги. Согласен с Вами, транспорт, железные дороги. Однако мы должны также сформировать мышление, о котором Вы говорите в диссертации. Думаю, что Азербайджан, обратившись ко всем региональным правительствам, должен призвать их рассмотреть учебники для средней и начальной школы, чтобы увидеть, как они могут измениться и способствовать формированию мирного образа мышления.

Второй вопрос заключается в том, что я стараюсь понять армянский национализм. В некоторых работах, в частности, касаюсь происхождения армянского национализма в связи с Османской империей. Я отслеживаю армянское политическое мышление. Считаю, что итогом Второй Карабахской войны стало не только освобождение оккупированных территорий. Она также открыла новое пространство в армянском политическом мышлении внутри страны. Я имею в виду ученых - Ричарда Либердияна и других, они задаются вопросом о том, какое государство нужно. Нужно ли нам государство, руководствующееся и формируемое несправедливостью прошлого или государство, заботящееся о своих национальных интересах? Я попытался проанализировать некоторые позиции Пашиняна. Как ученый, исследующий армянский национализм, могу сказать, что, на мой взгляд, понять Пашиняна крайне сложно. Вы неоднократно встречались с ним, поэтому хочу узнать, что он хочет. Почему у него семь пятниц на неделе? Делает ли он это ради России, Франции или Ирана? А может, Пашинян манипулирует этими силами? То есть не региональные силы манипулируют им, а он ими. Что Вы думаете об этом? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Постараюсь ответить на все ваши вопросы. Прежде всего, хочу поблагодарить вас за посещение Шуши и освобожденных территорий. Значит, вы все увидели своими глазами. Каждый, кто побывал в Шуше – я имею в виду сразу после войны - видел это. Сейчас Шуша меняется, мы ее реконструируем и восстанавливаем. Проводятся широкомасштабные восстановительные работы. Но когда я посетил Шушу сразу после войны, помимо тех чувств, которые испытывает каждый из нас по отношению к этому городу - чувство гордости, достоинства и то же время чувство сожаления в связи с тем, что мы столько лет не могли побывать там, – меня потрясло то, что если они считали, что Шуша - это их город, то почему он находится в таком ужасном состоянии? Ведь нельзя так относиться к собственному городу. Там не было ни одного восстановленного или построенного здания. Только две виллы находились на Лачинской дороге – выходили на нее. «Де-факто» у руководителей Карабаха были две виллы с бассейнами и барбекю. И каждый, кто побывал в этих двух виллах, может убедиться в уровне лицемерия и клептократии «официальных лиц» Карабаха. Потому что речь идет не только о Шуше. Я неоднократно бывал в селах, где в период оккупации незаконно были расселены армяне, и был потрясен увиденным. Нигде в Азербайджане вы не найдете такой разрухи. Полная нищета, как будто возвращаешься в 60-е и 70-е годы прошлого века. И я спрашиваю: где миллионы, миллиарды долларов, которые армяне собирали ежегодно? Каждый год они проводили телемарафоны, чтобы собрать средства у армян из Америки, Франции и других стран мира. Во время каждого марафона они собирали по пятьдесят или сто миллионов долларов. Где эти деньги? Где деньги армянских «меценатов», выдающих себя за доноров? Каждый, кто посещает Шушу, знает, что это – древний азербайджанский город, и сегодня он принадлежит нашему народу, как и должно быть.

Спасибо за то, что вы затронули этот вопрос в связи с моей диссертацией. Вы абсолютно правы. Тема касалась антивоенного движения в Великобритании и позиции политических партий. Но это была диссертация, написанная в другой стране. Это был Советский Союз, 1985 год, и, конечно, там было много идеологических стереотипов Коммунистической партии, Советского Союза. Могу сказать вам еще одну вещь. Являясь студентом Московского государственного института международных отношений, я был направлен в советское посольство в Лондоне на дипломатическую практику. Это был 1981 год, время, когда антивоенное движение набирало силу. Проходили массовые акции протеста, в которых участвовали известные личности, в том числе священники. Одним из них был руководитель НПО, которая называлась «Кампания за ядерное разоружение». Это была действительно серьезная политическая сила, ее поддерживала тогдашняя Лейбористская партия и ее известный лидер Майкл Фут, который был частым гостем в советском посольстве в Лондоне. Я тому свидетель. Так что в то время антивоенное движение в Великобритании в определенной степени было связано с советскими связями и с советской пропагандой, несмотря на то, что у него была очень хорошая повестка дня – «Мир без ядерного оружия». Но я не сожалею о том, что написал. В то время я также был членом Коммунистической партии. Старался быть максимально объективным, не знаю, в какой степени мне это удалось. Извините, что утомил вас этими подробностями.

Вы также задали очень важный вопрос. Это вопрос, на который нет или не может быть ответа. Во-первых, менталитет мира в регионе. Армянское общество было отравлено в течение десятилетий. Оно было отравлено пропагандой диаспоры и армянских националистов. И одна из причин того, почему они совершали эти жестокие действия против азербайджанцев, уничтожали наши города, например, Агдам, Шушу, Физули и другие, заключается в том, что им промыли мозги националисты и диаспора. Мы ничего плохого им не сделали. И даже если бы захотели, то у нас не было времени. Агдам был оккупирован в начале 1990-х годов. Почему же было столько ненависти? Почему они раскапывали могилы? Почему разрушали мечети? Ответ в том, что их система образования пропитана ядом. Они воспитывают своих детей в ненависти к Турции и Азербайджану. Таким образом, туркофобия и азербайджанофобия – это их идеология. А еще они придумали столько легенд о своей истории, своих исторических личностях, что сами стали верить в эти байки. Вся их история, вся их историческая продукция – фальшивка. Они берут историю других народов и выдают их за свою историю. Считаю, что эта идеология привела их к катастрофе, потому что в определенный момент они действительно начали думать, что они самые храбрые солдаты, самая великая нация, колыбель цивилизации и центр мира. Эта искаженная реальность сыграла с ними злую шутку. Поэтому итог войны стал для них своего рода холодным душем. Они не ожидали, что такое может произойти, что они будут настолько унижены этим поражением. Они сами признали, что во время войны было более 10 тысяч дезертиров. То, что происходит сейчас, надеюсь, может стать панацеей, потому что они нуждаются в лечении. Их общество нуждается в психологической помощи.

Я не пытаюсь их оскорбить. Ни в коем случае. Я просто пытаюсь сказать то, что я чувствую и вижу в этот послевоенный период. И те голоса, которые мы слышим о мире и нормализации отношений с Азербайджаном, мы не слышали этих голосов во время оккупации. В то время бывшему президенту Армении, военному преступнику Сержику Саргсяну на одной из встреч с молодежью был задан вопрос об «исторических территориях» Армении. Он ответил: «Мы освободили Карабах, а вы освободите эту часть Турции». Видите, каким неадекватным нужно быть – я пытаюсь подобрать слово. Выдвигать территориальные претензии стране, которая имеет вторую армию в НАТО, проводит независимую внешнюю политику, стране, с позицией которой считаются все в мире. Даже Финляндия и Швеция должны считаться с легитимными требованиями Турции о прекращении предоставления убежища террористам. Этот маленький, бедный сателлит России или даже раб России заявляет, что настанет день, когда они оккупируют территорию Турции. Это отравленное сознание. Война – это шанс для них. Шанс избавиться от этого. Шанс избавиться от манипулирования общественным мнением, шанс избавиться от придумывания басен о своей «великой истории» и «великом народе».

Что касается Пашиняна, то мои комментарии, наверное, будут неуместными. Просто немного информации, очень объективной и, как говорится, без комментариев. Во время оккупации у меня было несколько встреч с господином Пашиняном. О нашей первой встрече на Саммите стран СНГ в Душанбе в сентябре 2018 года я как-то рассказывал. Кстати, это было 27 сентября. Ровно через два года началась Вторая Карабахская война. После этой встречи – не хочу вдаваться в подробности – мы договорились об укреплении режима прекращения огня на границе, прекратим стрельбу, так и произошло. Это продолжалось год. Это был самый спокойный год, когда почти не было потерь. Но что произошло после этого? Он, видимо, решил, что это – признак слабости, и тогда появились такие известные заявления, как «Карабах – это Армения», «Новая война за новые территории». Потом были провокации – в июле, августе и т.д.

То, что он говорит сейчас, отличается от того, что он говорил в то время. Я всегда спрашиваю, действительно ли им нужна была эта война, чтобы понять кто есть кто? Я пытался объяснить, старался сказать, что мы никогда не смиримся с такой ситуацией, что наше терпение иссякает, что мы вас уничтожим. Вот моя цитата: «Если начнется война, то мы вас уничтожим». И это не было каким-то признаком храбрости или пропаганды, это была реальность. Мы знали, что мы можем сделать, мы знали, что они могут сделать. И даже если бы у них была физическая военная поддержка со стороны других стран, то и это бы нас не остановило. Мы были мотивированы. Мы готовы были умереть, чем продолжать жить так же.

Но сейчас мы видим изменение риторики. Теперь они хотят нормализовать отношения с Турцией, и мы говорим, что поддерживаем это. Мы не возражаем, наоборот, мы хотим, чтобы эти две линии шли параллельно – нормализация турецко-армянских отношений и нормализация азербайджано-армянских отношений. Сегодня они говорят о мире и пр. Не знаю, насколько это искренне и нужен ли им еще один холодный душ, чтобы полностью вылечиться, избавиться от этой ядовитой промывки мозгов. Но они должны полностью изменить всю парадигму своей системы образования. Они должны изменить свои идеологические основы. Это – болезненный процесс, но они должны это сделать. Иначе они будут полностью потеряны. И они поняли, особенно после вчерашнего саммита членов Организации договора о коллективной безопасности, когда господин Пашинян устроил очень недипломатичный, я бы даже сказал, вредный для себя демарш против своих коллег. Он понимает, что если мы захотим, то можем многое сделать, и никто не сможет это остановить. Дело в том, что мы этого не хотим. Мы хотим мира. Мы хотим, чтобы они поняли, что не вправе что-либо делать или говорить о карабахских армянах. Мы хотим Зангезурский коридор и хотим делимитации границ на основе исторических карт. Я имею в виду исторические карты, а не те, которые они пытаются представить. Это не так много. Нам не нужна их территория. Мы не хотим войны. Если бы мы хотели войны, то вели бы ее, и никто бы не смог остановить нас - ни его спонсоры в Западной Европе, ни к югу от их границ, ни к востоку.

Старший научный сотрудник Института европейских исследований Брюссельского университета Курт Дебеф:

- Господин Президент, большое спасибо за то, что выделили ваше время, и за искренность. Впервые мы встретились 16 лет назад во время ланча в бельгийском парламенте после Вашей встречи с премьер-министром Бельгии. В то время мы были восхищены тем, как Вы объяснили психологию Кремля. Все, что Вы прогнозировали, фактически произошло спустя годы. Тем не менее, я хотел бы вновь спросить Вас сейчас, я знаю, что это значимый вопрос: чем, с Вашей точки зрения, завершится этот конфликт для Украины? Я имею в виду, какой будет психология Кремля в ближайшие месяцы, может быть, годы? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Думаю, никто не знает, что произойдет. Мы не вовлечены напрямую и получаем информацию в основном из открытых источников. Однако, насколько мы видим, совершенно невозможно предсказать международные процессы, связанные с этой войной. Я думаю, что самый важный вопрос - когда и как это закончится? От этого будет зависеть многое в мире. Поэтому с моей стороны было бы безответственно комментировать, что произойдет в дальнейшем. Это зависит от ряда факторов - политики российского правительства, политики украинского правительства и коллективного Запада, который поддерживает украинскую армию. Таким образом, необходимо понимать, что войне нужно положить конец. Я думаю, что это вопрос номер один, и, безусловно, Азербайджан всегда выступал на всех международных форумах как сторонник территориальной целостности всех стран, и мы придерживаемся этой позиции.

Мы сами страдали от нарушения территориальной целостности. Поэтому территориальная целостность является основополагающим принципом международного права. Другое дело, что существует избирательный подход к территориальной целостности разных стран. Могу вам сказать, что в период оккупации мы всегда в каком-то смысле, мягко говоря, разочаровывались в том, что к конфликтам на постсоветском пространстве проявлялось различное отношение. В отношении конфликта в Грузии и Молдове, еще до Украины, совершенно открыто выражалась поддержка территориальной целостности этих стран. Что касается Азербайджана, то мы никогда не слышали от посредников такого открытого подхода или заявления. Их подход заключался в том, что вы должны согласиться. Это была публичная позиция. Месседжи, которые мы иногда получали во время закрытых переговоров, заключались в том, что это реальность, и любая страна должна принять существующие реалии. А когда мы спрашивали: «Что насчет резолюций Совета Безопасности ООН?» - в ответ тишина. «Что насчет Хельсинского заключительного акта?» - в ответ тишина. И мы сказали: «Хорошо! Если это реальность, то мы ее изменим». И мы стали готовиться к этому. Вот так это и произошло. Ситуацию изменили не международное право, не ООН, не конструктивный подход Армении, а наша армия, наш народ, наша политическая воля. Таким образом, реалии должны быть изменены. Есть у вас силы сделать это? Если есть, то делаете это, если нет, то накапливаете силы. Если хотите спокойной жизни, то соглашаетесь с этой реальностью. Наш выбор был другим. Меня спросили о бессонных ночах. Да, у меня было много бессонных ночей во время оккупации из-за чувства гнева, не из-за чувства того, что что-то может произойти, а иногда из-за понимания, что эта несправедливость является отражением того, как управляется этот мир. И я вновь поверил в справедливость только после того, как мы выиграли войну. Я снова стал верить в справедливость. Поэтому, повторю, я не знаю, чем это закончится. То, что было сделано нами, очевидно. Наш подход к восстановлению территориальной целостности также известен. То есть, нужно быть сильным. К сожалению, это результат международных отношений в XXI веке. Забудьте о резолюциях, заявлениях, добрых словах, они ничего не стоят. Вы, ваш народ, ваша армия и ваше чувство справедливости.

Профессор Военно-морского училища США Бренда Шафер:

- Большое спасибо за то, что приняли нас. Приятно находиться здесь, спасибо, что уделили нам время. Если можно, я задам два вопроса. Азербайджан в своих 30-летних стратегических проектах гораздо раньше и чаще международных нефтяных компаний, иностранных правительств прогнозирует рост спроса и потребностей. Примером может служить проект Южного газового коридора. Даже когда европейские институты считали, что потребности в природном газе будут скромными, Азербайджан предвидел, что спрос на него в Европе будет высоким. Помню, как в Итоговом инвестиционном решении компании представляли этот проект как последний газовый мегапроект, поскольку все будет держаться на сжиженном газе и возобновляемых источниках энергии. А Азербайджан предвидел будущее, строил трубопроводы, мощность которых можно увеличить вдвое, и уже спустя два года спрос со стороны Европы есть. Еще один инфраструктурный проект, который я имела честь посетить на этой неделе, был в Зангилане. Если кто-то сегодня спросит: "Кому здесь нужен аэропорт? Почему именно здесь, в этом уголке, строятся красивые дома в современном городе?». То, конечно, во имя справедливости, ради возвращения бывших беженцев. Мы все время слышим о конфликтах, о трудностях, с которыми сталкиваются беженцы, о несправедливости. Но на моей памяти не было случая, чтобы беженцы возвращались. Видеть это очень радостно. Но я верю, что и здесь должно быть какое-то видение будущего, как в случае с Южным газовым коридором, проектом Баку-Тбилиси-Джейхан. Каким Вы видите регион вокруг Зангилана в течение десяти лет? Кто будет использовать этот аэропорт? Будут ли отсюда летать в города на севере Ирана или на востоке Турции? Каким вы видите развитие региона?

Мой второй вопрос. Мы являемся свидетелями важных процессов в странах, где мусульмане составляют большинство. Можно сказать, что изменилось все, что предусмотрено в Авраамовом соглашении - сферы сотрудничества и транспортные маршруты на Ближнем Востоке. Если Иран раньше выступал в защиту мусульманских стран, то очевидно, что за 30 лет оккупации он, как Вы сказали, ни разу не высказал свою позицию в связи с этим. Даже в связи с реализацией таких экономических проектов, как гидроэлектростанции ”Худаферин“ и ”Гыз галасы", восстановление мечетей на освобожденных от оккупации территориях и частичная реставрация мечети в Шуше. Очевидно, что Иран больше не говорит об исламской солидарности. Мы видим, как Турция участвует в строительстве армии во многих странах с мусульманским большинством. Саудовская Аравия больше сотрудничает в нефтяной сфере с Россией, чем с другими странами ОПЕК. Иран называет себя шиитским государством, но как настоящая мусульманская страна, истинно религиозное правительство может стрелять женщинам в голову и обращаться с ними подобным образом? Мы видим, как формируется новая модель. В частности, мусульмане-шииты уже обратили взоры не к Куму, а к Наджафу или другим городам, возможно, к совершенно другой модели, как, например, в Азербайджане, где есть светское государство, светское правительство, светские институты, но, тем не менее, верующие больше привязаны к традиционному исламу, где религиозные лидеры не представлены в управлении, отделены от государственных институтов. Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Вы затронули очень важные вопросы. Отвечая на них, я просто хочу сказать, что мы глубоко убеждены в том, что делаем для развития страны, а также даем понять обществу, что религия должна быть отделена от государства. Мы в Азербайджане – мусульмане, но есть также христиане, иудеи и представители других религий. Но религия не должна вмешиваться в политическую жизнь. Мы не понимаем, когда кто-то говорит о политическом исламе. Это не то, что распространено в Азербайджане. Я думаю, что одним из наших преимуществ и достижений как независимой страны в этой географии является то, что нам удалось укрепить светский характер нашего общества, в то же время с полным уважением относясь к религиозным чувствам всех наших граждан. И то, что мы сейчас делаем в Карабахе, наряду с упомянутыми вами аэропортами, это - восстановление мечетей, в том числе мечети в Шуше, которая была незаконно «реставрирована», но на самом деле повреждена одной иранской компанией. Это был большой скандал. Тогда мы даже пригласили посла Ирана в Министерство иностранных дел, указав, что они не имеют права делать это, притрагиваться к ней. У вас, прежде всего, нет права посещать без нашего согласия Шушу, которая является частью Азербайджана. Это была демонстрация солидарности с армянами, разрушившими 65 из 67 мечетей в Карабахе и Зангезуре. Они использовали мечеть в Агдаме – вы ее увидите - как хлев для коров и свиней, а минарет – как пункт наблюдения за азербайджанскими войсками. Мечеть в Шуше была якобы реконструирована, чтобы продемонстрировать фальшивую толерантность армян, и они назвали ее персидской мечетью. Во-первых, у мечетей нет национальности. Вы не можете назвать ее персидской или какой-либо другой. Это часть нашей истории, и никто из нас никогда не забывал об этом. Поэтому, как я уже отметил, религия должна быть отделена от политической жизни, и это - наша модель. Эта модель оказалась успешной. Ничего из того, о чем вы сказали в своем вопросе, в Азербайджане нет. В Азербайджане между мусульманами есть полное единство, независимо от того, к какому течению они принадлежат – являются шиитами или суннитами. У нас есть уникальный опыт совместного богослужения в мечети, когда сунниты и шииты молятся вместе. Как мы можем их разделить, если все они азербайджанцы. Одна кровь, одна этническая принадлежность. Это, пожалуй, самый последний вопрос, который задают в Азербайджане. Вы очень хорошо знаете нашу страну. Мы все мусульмане, и между нами нет разделения. Те, кто хочет разделить мусульманский мир, наносят огромный ущерб всем мусульманам. Мусульманский мир должен быть единым. Что мы делаем? Мы вносим свой вклад в это своими усилиями, инициативами, заявлениями и политикой. По этой причине я думаю, что в современном мире традиционные союзы могут быть расширены. Например, мы уже обсуждали формат турецко-азербайджанского сотрудничества. Одним из преимуществ этого формата является то, что мы наладили совместную деятельность. К примеру, страны, с которыми Азербайджан или Турция имеют хорошие связи, также создают дополнительный потенциал. Вы знаете, что Азербайджан сыграл свою роль в нормализации отношений между Турцией и Израилем. Мы также сыграли роль в нормализации отношений между Турцией и некоторыми арабскими странами. Мы считаем это частью нашего долга. Потому что, если у нас есть такие связи, то мы хотим, чтобы наши друзья также дружили между собой. Это действительно создает дополнительные возможности для повышения безопасности, стабильности, а также для расширения экономических выгод. Думаю, сейчас мы видим, что конфигурация форматов политического сотрудничества в большей части Евразийского региона идет в позитивном русле.

Что касается процесса восстановления, конечно, то, что мы делаем там, мы делаем для тех людей, которые приедут туда жить. Зангиланский аэропорт имеет большое значение, так как он упростит транспортировку грузов и, возможно, когда-нибудь он будет осуществлять международные авиарейсы. Почему бы и нет? Это один из прекраснейших уголков Азербайджана с очень красивой природой, природными источниками, реками, деревьями. Когда мы создадим всю необходимую для этого инфраструктуру, это станет райским уголком. В то же время, это место находится недалеко от границы с Арменией, поэтому, не секрет, что этот аэропорт будет важен и с точки зрения безопасности. А с учетом растущего объема грузоперевозок через Азербайджан, а также расширения парка грузовых самолетов страны, я думаю, аэропорт может и должен стать одним из пунктов назначения для грузовых самолетов. По расположению он ближе к Европе, еще ближе к югу, и, в целом, Зангилан, станет важным транспортным центром, расположенным на Зангезурском транспортом коридоре. Железная дорога в Зангилан уже строится, вы, наверное, ее видели. В следующем году она дойдет почти до армянской границы. Аэропорт в Физули сейчас активно используется,. Многие гости, в том числе иностранные, используют его. Аэропорт в Лачине, конечно, имеет особое значение, так как добраться до Лачина нелегко – туда можно добраться, я имею в виду сейчас, через Кяльбаджарские горы, что порой невозможно даже летом, либо через Губадлы. Так что это действительно важно, в первую очередь, для людей, которые будут там жить. Что касается того, будет ли это иметь дополнительные выгоды для региона в будущем, то, конечно, будет.

Когда мы начали инвестировать в железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс, многие задавали вопросы, почему мы тратим столько средств, почти 800 миллионов долларов США, если у нас есть другие коммуникации. А сейчас мы видим, что ситуация изменилась. Есть необходимость расширить ее пропускную способность до 5 миллионов тонн, и мы уже занимаемся этим. К концу следующего года она должна быть готова. То же самое произойдет и в Карабахе, потому что он станет движущей силой для развития Азербайджана, там будет сконцентрировано большое количество рабочей силы. Это позволит нам удерживать безработицу на низком уровне. И, конечно, село Агалы Зангилана является показателем воли азербайджанского народа. Многие считали, что никто не вернется. Но, как вы видите, в школе учатся 70 детей. Представители молодого поколения, выросшие в Баку или Сумгайыте, переехали из столицы в сельскую местность, чтобы жить на своей земле. Это показывает, что волю азербайджанского народа нельзя сломить ни оккупацией, ни другими угрозами. Я уверен, что абсолютное большинство бывших вынужденных переселенцев вернутся, и процесс начался.

Помощник Президента Азербайджана – заведующий отделом по вопросам внешней политики Администрации Президента Хикмет Гаджиев:

- Господин Президент, Вы уже два часа интенсивно беседуете с нами. У нас еще четыре вопроса.

Президент Ильхам Алиев: Хорошо. Давайте продолжим.

Хикмет Гаджиев: Благодарю, господин Президент.

Вице-президент Женевской организации геостратегического наблюдения Венц Сабев:

- Спасибо. На самом деле, вопрос, который я хочу задать, вполне уместен после вопроса Бренды – о модели межкультурной и международной солидарности в Азербайджане, включая сегодня и освобожденные территории. Если говорить об общественном восприятии, то Женева является подходящим местом как всемирный хаб для диалога об управлении и правах человека, о том, как изобразить этот имидж терпимости и межкультурной солидарности. Если бы у Вас была возможность создать в центре Женевы – города международных связей - имидж терпимости и межкультурной солидарности, изобразить имидж, единый объект, один штрих, отражающие карабахскую солидарность, то есть руку, протянутую соседям и миру, то что могло бы выступить в роли данного объекта или символа? Вы назвали этот регион «райским уголком». Было бы отлично, если бы Вы изобразили часть этого рая на Площади Наций. Сложная, но прекрасная перспектива.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Считаю, что одним из преимуществ азербайджанского общества является его многокультурность и многонациональность. Так было всегда. Почему? Наверное, главный ответ заключается в том, что каждый человек, независимо от религиозной и этнической принадлежности, чувствует себя здесь, в Азербайджане, комфортно. Думаю, это действительно одно из наших преимуществ. Особенно это касается периода независимости. Это было нелегкое время, особенно в первые годы независимости, когда были война, оккупация, один миллион беженцев и переселенцев. Наше государство и народ сохранили общие характерные черты, присущие нам. Эта ситуация не озлобила нас и не сделала агрессивными. Это очень важно. Это было важно и для консолидации нашего общества. И те мероприятия, которые мы организовывали в Азербайджане, я имею в виду международные мероприятия, такие как гуманитарные форумы, проводимый раз в два года Форум по межкультурному диалогу, служили этим целям. Кстати, мы восстанавливаем это мероприятие после пандемии и в мае следующего года проведем Международный форум по межкультурному диалогу. Приглашаю наших гостей, если у них будет время, принять участие в этом мероприятии, так как оно реально демонстрирует всему миру дух толерантности, межкультурный диалог и взаимопонимание.

Также в 2008 году мы инициировали процесс, получивший впоследствии название «Бакинский процесс». В то время мы впервые в истории собрали министров культуры государств-членов Совета Европы и Организации исламского сотрудничества - более 100 стран. Сейчас ООН решительно поддерживает «Бакинский процесс». Это – одна из важнейших платформ по межкультурному диалогу. Могу отметить многие мероприятия, которые отражают мои слова, в том числе визит Его святейшества Папы Римского Франциска в Азербайджан. Мы являемся одним из первых мусульманских государств, которые он посетил. Он провел службу в католической церкви, а затем посетил мечеть, чтобы встретиться с религиозными лидерами Азербайджана. Все это в том числе укрепляет дух солидарности в Азербайджане.

Во время Второй Карабахской войны у нас было около 3000 шехидов. Среди них были представители всех этнических групп, проживающих в Азербайджане. Это была борьба за родную землю, за достоинство, независимо от этнической принадлежности. Мы сплотились в «железный кулак». Думаю, если выразить проделанную работу одним словом или мероприятием, то я бы отметил Музыкальный фестиваль «Харыбюльбюль», который уже дважды проводился в Шуше после ее освобождения. Первый состоялся в мае прошлого года. Это традиционный фестиваль, который мы восстановили, и в прошлом году в нем принимали участие мастера искусств, представляющие различные этнические группы Азербайджана. Так что это было символично. Честно говоря, это была моя идея. Я хотел, чтобы группы и представители всех этнических меньшинств в Азербайджане побывали там, в священном для всех азербайджанцев месте, на Джыдыр дюзю и продемонстрировали, что это наша общая Победа. Каждый гражданин Азербайджана гордится этим. Может быть и много других элементов. Но вы спросили об одном, и я решил, что это могло бы стать лучшей презентацией.

Главный исследователь Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции Ферхат Пиринччи:

- Спасибо, господин Президент. На самом деле, вопросы, которые я собирался задать, уже прозвучали. Но я просто хотел узнать. Я также посетил город Шушу и увидел все разрушения на территориях, находившихся под оккупацией. В прошлом году я также побывал в Гяндже и увидел там следы ракетных ударов и разрушенные жилые здания. Как в период оккупации, так и во время войны были совершены военные преступления против человечности, причинен ущерб культурным объектам. Планируете ли Вы обратиться в суд или потребовать компенсацию от Армении в рамках мирного процесса? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Да, мы начали этот процесс. Что касается очевидных военных преступлений, совершенных до и после Второй Карабахской войны, то мы привлекли международные юридические фирмы, которые нам помогут в этом. В то время армяне подвергли обстрелу мирные города, в том числе Гянджу. Более десяти городов, расположенных далеко от места конфликта, подверглись обстрелу баллистическими ракетами. Были применены ракеты «СКАД», «Эльбрус» и даже «Искандер». Причем, ракеты «Искандер-М» у них не могло быть. Эта ракета используется только российскими вооруженными силами. Есть также ракета «Искандер-Э». Она предназначена для экспорта. Но ракета, обнаруженная в Шуше и демонстрируемая в настоящее время в Бакинском парке военных трофеев, – «Искандер-М». Это – грубое нарушение международного права и военное преступление.

Мы приступили к юридическим процедурам. Была и другая незаконная деятельность, такая, как незаконное заселение. Это должно считаться военным преступлением и в соответствии с Женевскими конвенциями, так как есть факты изменения исторического наследия территорий и незаконной эксплуатации природных ресурсов. В частности, в этом были замешаны несколько европейских компаний, в том числе в добыче золота в Зангилане и не только там, но и в других местах. Речь идет не только о золоте. Так что все это уже в процессе. Вы знаете, что это не быстрый процесс, а медленный. Мы делаем все в надлежащем порядке, чтобы добиться успеха.

Конечно, если решения международных правовых институтов не будут политизированы, если структуры не будут подвергаться тому или иному давлению со стороны определенных армянских и европейских покровителей и будут рассматривать дела объективно, то есть большой шанс выиграть дело. Кроме того, наши официальные лица уже провели мониторинг во всех разрушенных городах и селах. Мы подготовили паспорт каждого здания. То, что сделали армяне, уже очевидно и задокументировано. Все здания будут использованы нами в юридических процедурах. Мы не знаем, как долго это будет продолжаться. Мы делаем это, в основном не уведомляя общественность. Речь идет о проводимой сейчас рутинной работе. Уверен, что если справедливость вновь восторжествует, то мы накажем агрессоров за содеянное во время оккупации.

Президент Грузинского фонда по стратегическим и международным исследованиям Екатерине Метревели:

- Господин Президент, благодарю за то, что уделили нам время и поделились своим видением с нами. Как грузинка, я прежде всего признательна за Ваш недавний визит в Грузию. Эксперты высоко оценивают сотрудничество между Азербайджаном и Грузией. Мы считаем себя естественными союзниками. Основу этого заложили покойные президенты Азербайджана и Грузии. Мы искренне желаем дальнейшего развития этого сотрудничества. Я также высоко оцениваю то, что Азербайджан с пониманием отнесся к тому, что Грузия из-за оккупации наших территорий не участвует в формате 3+3. Вторжение России в Украину, причины странного поведения Ирана могут рассматриваться как препятствия для данного формата. То есть это связано не только с Грузией. В то же время мне хотелось бы обратить Ваше внимание на очень важную инициативу, выдвинутую Вами во время Саммита Европейского политического сообщества в Праге – обсуждение необходимости платформы сотрудничества между Арменией, Азербайджаном и Грузией для обеспечения мира и безопасности в регионе. Я понимаю, что в связи с последними событиями - выдвижением Арменией условия для планируемой на 7 декабря встречи - перспективы подобной инициативы могут показаться далекими. Но все же мне было бы интересно узнать Ваше мнение и позицию в связи с таким форматом сотрудничества. Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Отношения с Грузией имеют для нас и наших грузинских друзей стратегическое значение. Мой визит в Грузию стал в том числе демонстрацией наших отношений и необходимости быть вместе во всех ситуациях - солидарность, взаимная поддержка, и, конечно, проекты транспортировки энергии и некоторые новые идеи, которые я обсудил с премьер-министром Грузии. Учитывая новые возможности в области энергетических и транспортных проектов, у нас есть очень хорошие результаты. В настоящее время мы очень активно работаем. Возможно, не столь открыто, но активно работаем, чтобы быть готовыми к новым объемам углеводородов и грузов.

В то же время, как вы правильно заметили, Азербайджан поддержал идею если не сотрудничества, то хотя бы формата консультаций между тремя странами Южного Кавказа. И мы считаем это вполне естественным, поскольку находимся в одном регионе.

Грузия – наш стратегический партнер. В то же время отношения между Грузией и Арменией тоже хорошие. Поэтому я считал, что это естественно. Но, к сожалению, армянская сторона противодействовала этому. Мы не могли понять, в чем причины этого, однако можно предположить, что они, вероятно, не хотят разочаровывать некоторых своих спонсоров. Но как бы то ни было, мы смогли открыть небольшое окно, когда Армения согласилась на проведение в Грузии встречи министров иностранных дел Грузии, Азербайджана и Армении. Опять же их странное поведение было абсолютно непонятно ни нам, ни грузинским организаторам. Они говорили, что встреча должна быть только двусторонней, что представитель Грузии не должен в ней участвовать. Мы не можем понять этого. Во время моего визита в Грузию мы обсудили с премьер-министром Гарибашвили перспективы проведения в этой стране трехстороннего саммита. Если Армения будет готова, то мы думаем, что это было бы своевременным.

Потому что, во-первых, действительно ли они хотят мира? Вот в чем вопрос, без этого все не имеет смысла. Если они действительно хотят мира, то не должны избегать этого формата. Потому что коммуникации, транспорт, энергетическая безопасность, торговля – всего этого можно добиться. Считаю, что одним из негативных последствий армянской оккупации, наряду с тем, что произошло на наших землях, является то, чтобы Южный Кавказ утратил возможность быть интегрированным. И сейчас это время пришло. Возможно, еще рано говорить о какой-либо интеграции или даже трехстороннем сотрудничестве. Но я думаю, что настало время начать хотя бы консультации. Я не знаю, какие препятствия стоят перед Арменией, кого они боятся, не соглашаясь на это. Но я считаю, что если они действительно желают мира, то должны вести себя более самостоятельно. Если это произойдет, то такая встреча очень скоро может состояться. Если нет, то все будет продолжаться, как прежде. Учитывая географию сотрудничества для Азербайджана и Грузии, связь между Черным и Каспийским морями, связи между Центральной Азией и Европой, мы можем обойтись и без них – без Армении. Если они хотят получить пользу, то мы готовы, если нет, то так и будет продолжаться.

Старший научный сотрудник Института международных отношений и торговли Венгрии, главный консультант Ласло Васа:

-Господин Президент, благодарю за условия, созданные для участия в этом мероприятии. Мой вопрос связан с Организацией тюркских государств. В чем Вы видите роль этой организации в экономическом сотрудничестве вдоль Среднего коридора?

Президент Ильхам Алиев: Мы рады тому, что Венгрия уже много лет имеет статус наблюдателя в организации. Премьер-министр Орбан регулярно участвует в саммитах. Организация сменила название и уже становится все более активной на международной арене. Мы также рады, что наблюдаем гораздо более активный диалог между государствами-членами, чем в прежние годы. Последний Саммит также наглядно подтвердил это. Что касается связей, то я думаю, что сотрудничество между тюркскими государствами станет основным вкладом в проект Среднего коридора, потому что, если мы посмотрим на географическое положение стран - Узбекистан, Туркменистан, Казахстан, Кыргызстан, а на другом берегу Каспия – Азербайджан, Грузия и Турция, то это создает дополнительные возможности. И как мы сегодня уже отмечали, мы видим увеличение объема транзитных грузов. Как я сказал, в текущем году рост составил 70 процентов. В следующем году будет еще выше. И все эти грузы идут из Центральной Азии в Европу по Транскаспийскому маршруту

В то же время мои визиты в страны Центральной Азии, визиты Президента Турции туда, визиты лидеров тюркских государств в Турцию свидетельствуют о том, что есть новые возможности для повышения уровня взаимной торговли. Сегодня мы вместе с Турцией активно работаем над расширением перечня товаров, которые освобождены от любых таможенных пошлин. Иными словами, мы шаг за шагом приближаемся к заключению Соглашения о свободной торговле. Торговый оборот между Азербайджаном и Турцией превышает 4 миллиарда долларов, и мы видим этот рост и в отношениях с другими странами. Так что это станет основным вкладом в проект Среднего коридора.

Вместе с тем важно, чтобы и другие крупные игроки считали этот маршрут надежным, безопасным и экономически привлекательным. Для этого у нас есть стабильность и надежность. Нам следует обстоятельно поработать над тарифной политикой, чтобы унифицировать ее, координировать деятельность таможенных администраций, чтобы компании, думающие, куда отправить свой груз, могли пользоваться этим коридором не только для экономии времени, но и для экономии денег. А для этого нам нужны единая тарифная политика, предсказуемая и справедливая деятельность таможенных администраций. Так что потенциал есть, и мы движемся в правильном направлении.

Генеральный исполнительный директор Европейского дома «Амброзетти» (Италия) Лука Миралья:

-Прежде всего, хочу поблагодарить за приглашение на эту конференцию, а также поздравить Университет АДА с ее прекрасной организацией.

В начале сентября Вы почтили своим присутствием Экономический форум в Черноббио. Ваше выступление там было посвящено двусторонним отношениям. Вы затронули тему образования, которое необходимо каждой стране для развития возможностей и компетенций. И мне сегодня интересно и приятно находиться в университете АДА. Конечно, Вы также говорили о нашем двустороннем сотрудничестве в энергетической сфере. Мы высоко оценили усилия, которые Азербайджан приложил для увеличения поставок газа в критический момент.

Заглядывая вперед, все очень похоже на то, что наступит новый геополитический порядок. Это сделает роль Азербайджана все более и более важной и стратегической. Речь здесь, конечно, идет об энергетике и теме сегодняшней конференции – Среднем коридоре. Лично я был бы рад возможности расширить эти обсуждения и даже перенести их в Италию и попытаться понять в двустороннем и многостороннем измерениях, что мы можем сделать для ускорения и помочь его развитию. Италия и Азербайджан являются очень важными партнерами. В настоящее время у нас новое правительство. Мы уже привыкли к этому. Мы нашли наш путь продолжения этой преемственности. .

Как Вы думаете, в чем заключаются основные цели, а также какие Вы видите проблемы в ваших отношениях с Италией? Известно, что Трансадриатический проект в конце концов был реализован, но сделать это было нелегко.

Президент Ильхам Алиев: Во-первых, благодарю за гостеприимство, оказанное мне в Черноббио. Мне действительно было очень приятно находиться в этом прекрасном уголке вашей страны и мира. Я также признателен вам за приглашение и за возможность выступить перед этой представительной аудиторией. Это была хорошая возможность поговорить о двусторонних отношениях, а также о некоторых вопросах международной повестки дня. Я расцениваю это как еще один знак тесных партнерских отношений между Азербайджаном и Италией. Италия – один из 9 членов Европейского Союза, с которыми Азербайджан подписал Декларацию о стратегическом партнерстве. Таким образом, мы являемся стратегическими партнерами и действительно увеличиваем и расширяем нашу двустороннюю повестку дня.

Во время последнего визита в Италию, который начался в Риме, я принял участие в открытии реконструированного здания посольства Азербайджана, а также Культурного центра. Затем ректор Хафиз Пашаев и ректоры пяти итальянских университетов обменялись документами о создании Итало-азербайджанского университета, который будет размещаться где-то в этой зоне. Насколько мне известно, строительство уже началось, и у нас есть бюджет на следующий год, он еще не полностью утвержден, но я могу раскрыть секрет, что в нашей инвестиционной программе предусмотрено выделение средств на финансирование строительства нового здания Итало-азербайджанского университета.

Это будет важно для наших двусторонних отношений, и, как вы отметили, для сферы образования, так как пять ведущих университетов Италии становятся соучредителями Итало-азербайджанского университета.

Наш министр иностранных дел во время телефонного разговора с министром иностранных дел Италии поздравил его с этим событием, и мы надеемся на установление тесных связей с членами правительства Италии, поэтому я думаю, что мы продолжим успешное сотрудничество.

Что касается энергоснабжения, то мы делаем все возможное для увеличения поставок природного газа. Вы отметили, что были определенные сложности со строительством ТАР. Мы знаем об этом. Мы также знаем, что эти препятствия были искусственными. Мы приложили серьезные усилия для их устранения. Думаю, что уже все понимают, что, во-первых, оливковые деревья не пострадали, были пересажены, и, во-вторых, энергетическая безопасность Италии теперь обеспечена лучше.

Есть потребность в увеличении объема поставок азербайджанского газа в Италию, но, конечно, для этого нам необходимо расширить пропускную способность трубопровода ТАР. Я обсуждал этот вопрос с бывшим премьер-министром господином Марио Драги. Если учесть, что доля Азербайджана в проекте ТАР составляет всего 20 процентов, то мы не можем сделать это в одиночку. Для этого необходимо принятие соответствующего решения. И чем раньше оно будет принято, тем лучше, так как в настоящее время трубопровод ТАР работает на полную мощность. С учетом новых объемов газа эту работу следует выполнить как можно скорее. Конечно, есть Трансбалканский трубопровод, но и его возможности в определенной степени ограничены.

После начала российско-украинской войны мы получили заявки от более чем десяти европейских стран об увеличении существующих объемов поставок либо начале поставок. В настоящее время мы рассматриваем все эти заявки. В данный момент у нас нет достаточных объемов газа, чтобы удовлетворить все запросы. Поэтому я думаю, что нам нужно немедленно начать коммерческие переговоры, в первую очередь со странами, которые уже являются получателями азербайджанского газа, так как трубопроводы и соответствующая правовая база для этого уже существуют. В то же время мы планируем расширить географию экспорта. Мы полностью поддерживаем инициативы Европы по строительству интерконнекторов. Один из них был торжественно открыт в прошлом месяце, и я принимал участие в церемонии его открытия в Софии. Речь идет об интерконнекторе Греция-Болгария.

Еще один интерконнектор, соединяющий Болгарию и Сербию, будет готов в конце следующего года. Об этом мне сообщили два дня назад во время моего визита в Сербию. Сейчас мы работаем с правительством Албании, чтобы инвестировать в газораспределительную сеть этой страны. Поскольку такой сети в Албании нет. Албания является только транзитной страной. Но им нужен газ для удовлетворения внутреннего спроса. Еще один проект – Ионически-Адриатический газопровод, который охватывает три балканские страны. Но для этого всем нам, кто заинтересован в реализации этого проекта, нужно, чтобы Европейский Союз предпринял соответствующие шаги и выразил свое отношение к этому.

Конечно, все эти строящиеся сегодня интерконнекторы имеют одну цель – обеспечить энергетическую безопасность. Объем наших ресурсов известен, и я неоднократно называл эти цифры. Мы заинтересованы в увеличении объема инвестиций. Как я уже говорил, как только мы завершим наши транзитные соглашения с Турцией, мы будем знать, какова правовая база и сколько газа мы будем поставлять. Без решения данных вопросов добиться этого невозможно. Надеюсь, что до конца года мы завершим эту работу. Конечно, это станет частью нашей единой энергетической стратегии.

В Меморандуме о взаимопонимании, который я подписал в июле этого года с госпожой Урсулой фон дер Ляйен, мы коснулись вопроса поставок не только газа, но и водорода, а также электроэнергии и «зеленого водорода».

Мы также планируем увеличить объем поставок электроэнергии в Европу. Что касается «узких мест», то по газу это, конечно ТАР, а по электричеству - газотранспортная инфраструктура Турции. Сегодня она способна транспортировать ограниченные объемы азербайджанской электроэнергии. Но наша электроэнергия нужна на Балканах, в Сербии – мы обсyждали это два дня назад, - в Болгарии, Румынии и, возможно, во многих странах Европы. Мы можем добиться этого, только продолжив командную работу. Конечно, нужны будут инвестиции. Таким образом, мы планируем стать важным экспортером электроэнергии в Европу. Рынок очень привлекателен для нас и есть потребность в электроэнергии.

Возвращаясь к нашим двусторонним отношениям с Италией, я бы назвал их отличными. Мы очень привержены этому и мы будем делать все, чтобы продолжить этот стратегический путь с новым правительством Италии.

Хикмет Гаджиев: Господин Президент, это был наш последний вопрос. От имени нашей группы хотим выразить Вам глубокую признательность за то, что Вы провели с нами более двух с половиной часов. Господин Президент, Вы всесторонне и обстоятельно ответили на более чем 16 вопросов. Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Большое спасибо за терпение и за то, что были с нами. Передаю вам наилучшие пожелания.

Х Х Х

Ректор Хафиз Пашаев: Господин Президент, разрешите поблагодарить Вас за то, что сегодня Вы были с нами. Помню Ваше выступление в Италии. Все ожидали, что Вы, по крайней мере, в начале выступления коснетесь вопросов, связанных с энергетикой, маршрутами трубопроводов. Но вы стали говорить об образовании. Это – показатель большой поддержки, которую Вы оказываете сфере образования в нашей стране. С первого дня, когда был заложен фундамент этого замечательного университета, Вы всегда оказывали нам большую поддержку. Сначала во вступительном слове этого мероприятия я хотел поблагодарить Вас за поддержку, оказываемую университету АДА. Но, пользуясь предоставленным им случаем, я благодарю представителя Италии. Могу еще раз напомнить, что в рамках Вашего визита в Италию, наряду со всеми остальными важными вопросами, Вы нашли возможность и коснулись вопроса создания Итало-азербайджанского университета. Еще раз хочу поблагодарить представителя Италии за то, что, отвечая на его вопрос, Вы ответили на многие мои вопросы.

Президент Ильхам Алиев: Относительно сметы все будет хорошо.

Ректор Хафиз Пашаев: Большое спасибо, господин Президент. Выражаю признательность Вам и всем, кто сегодня здесь присутствует. До встречи в ближайшем будущем на другом мероприятии.

Х Х Х

В заключение была сделана фотография на память.

Х Х Х

Среди участников этого важного мероприятия - руководители и представители ведущих мозговых центров США, Бельгии, Болгарии, Великобритании, Франции, Израиля, Швеции, Италии, Грузии, Канады, Египта, Пакистана, Польши, Румынии, России и Турции.

На конференции обсуждаются аспекты безопасности Среднего коридора, экономические возможности региона. В частности, в этом контексте проводится обмен мнениями о значении Зангезурского коридора, новых транспортных возможностях, которые будут созданы коридором Восток-Запад, вопросы расширения и диверсификации международных грузоперевозок.

Отметим, что Азербайджан, завоевавший большой авторитет благодаря политике Президента Ильхама Алиева, уже признается как инициатор и организатор авторитетных международных мероприятий, где обсуждаются важнейшие темы. В частности, на международных мероприятиях, проводимых в период после Отечественной войны, широкое место отводится пропаганде работы, направленной на возрождение освобожденных от оккупации территорий и превращение их в важный компонент международных транспортных коридоров. Одним из моментов, привлекающих наибольшее внимание, является то, что расширение масштабов этих конференций и форумов и увеличение числа их участников свидетельствует о растущем интересе к данным мероприятиям на международном уровне. Это также является наглядным выражением большого внимания и растущего интереса международной общественности к проводимой главой нашего государства последовательной и прогрессивной политике по превращению Южного Кавказа в регион мира и сотрудничества сразу после победы Азербайджана в Отечественной войне, одержанной под руководством Президента, Верховного главнокомандующего Ильхама Алиева.

Работа, проводимая в этом направлении, находится в центре внимания ведущих аналитических центров, известных экспертов и аналитиков, а также государств. Об этом дает основание говорить высокий уровень участия в форумах и конференциях, проведенных на освобожденных от оккупации территориях, помимо Баку, только в текущем году. Так, с большим интересом были встречены международные конференции на темы «Южный Кавказ: развитие и сотрудничество» и «Новое видение для Южного Кавказа: развитие и сотрудничество после конфликта», проведенные в Университете АДА соответственно 10-13 апреля и 29 апреля, состоявшийся 5-6 октября в Агдаме Национальный градостроительный форум и другие мероприятия.

gallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photogallery-photo
НОВОСТИ Мероприятия 02 декабря 2022
13:25
Ильхам Алиев и первая леди Мехрибан Алиева совершили поездку в Шекинский район

2 декабря Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев, первая леди Мехрибан Алиева и их дочь Лейла Алиева совершили поездку в Шекинский...

02 декабря 2022, 13:25